ФАНТАСТИКА

ДЕТЕКТИВЫ И БОЕВИКИ

ПРОЗА

ЛЮБОВНЫЕ РОМАНЫ

ПРИКЛЮЧЕНИЯ

ДЕТСКИЕ КНИГИ

ПОЭЗИЯ, ДРАМАТУРГИЯ

НАУКА, ОБРАЗОВАНИЕ

ДОКУМЕНТАЛЬНОЕ

СПРАВОЧНИКИ

ЮМОР

ДОМ, СЕМЬЯ

РЕЛИГИЯ

ДЕЛОВАЯ ЛИТЕРАТУРА

Последние отзывы

Игра жизни

Понравился роман. >>>>>

За что ты меня любишь?

Да замечательный роман! И юмор! И напряжение! Читать! >>>>>




Loading...
  1  

Эйна Ли

Сладостная победа

Глава 1

Коулт Фрейзер был воспитан в почитании всего, что сотворил Бог.

В данную минуту он взглядом знатока рассматривал одно из Божьих творений – обладательницу округлых бедер и длинных ног, облаченных в брюки, забиравшуюся в дилижанс впереди него.

Когда эти двое приехали на дилижансе на почтовую станцию в Нью-Мексико, Коулт сперва посчитал их обоих за мужчин. Но теперь он понял, что это были мужчина и женщина, одетая в мужскую одежду – рубашку, жилет, брюки, сапоги и шляпу.

Они были единственными пассажирами в дилижансе. Коулт сел напротив своих спутников и протянул мужчине руку для приветствия.

– Добрый день. Я Коулт Фрейзер. Похоже, что мы единственные, кто отправился в путь.

– Джефф Брейден, – ответил мужчина и пожал ему руку. – Это моя сестра Кэсси.

– Мисс Брейден. – Коулт приподнял шляпу – он уже успел заметить, что на ее руке нет обручального кольца.

Она кивнула в ответ и спросила его:

– Вы коммивояжер, мистер Фрейзер?

– Нет, просто еду в Калифорнию.

– Но акцент-то у вас южный, – заметил Джефф Брейден.

– Я родом из Виргинии, сэр.

Слово «сэр» вырвалось по привычке – Брейден выглядел эдаким желторотым юнцом, едва ли не молокососом.

– Большинство едет на Запад по орегонской дороге, – заметила девушка. – Довольно странно, что вы предпочли дорогу на Санта-Фе. Я думаю, вы выбрали удачное время, чтобы взглянуть на здешние места: апачи сейчас явно успокоились. Впрочем, положение может измениться со дня на день.

– Мне удавалось укрываться от пуль янки во время войны. Надеюсь, что удастся избежать и стрел индейцев, – сухо произнес Коулт.

– Вы скоро убедитесь, что это намного труднее. Апачи – опытные воины. Кроме того, вам придется воевать с ними на их земле. Видимо, мистер Фрейзер, вы сражались в рядах армии конфедератов?

– Так точно, мисс, в кавалерии. Я имел честь служить под командованием генерала Стюарта, пока его не убили.

– Простите, я никогда не слышала о нем.

– Во время сражения ни один кавалерийский офицер не мог сравниться с ним в ловкости и мужестве. Никто – ни из конфедератов, ни из янки.

– Однако мне доводилось слышать о другом известном офицере – конфедерате по имени Уильям Куонтрилл и о том страшном по своей жестокости налете, который его отряд совершил на Лоуренс, что в Канзасе, – горько и сурово заметила она. – Должно быть, потребовалось немало ловкости и мужества, чтобы отдать приказ об уничтожении безвинных женщин и детей вместе с их мужьями.

– Этот кавалерийский рейд не был утвержден командованием армии конфедератов. В том отряде не было ни одного солдата из регулярной армии конфедератов, а лишь одни дезертиры и мародеры. Никто из нас, ни я, ни мои друзья офицеры, не питал к этому командиру никакого уважения. Это был сумасшедший убийца в обличье офицера, его поступок лег позорным пятном на честь всех отважных и достойных людей, воевавших в армии конфедератов.

– Приношу свои извинения, мистер Фрейзер. – Девушка отвернулась и уставилась в окно.

Он был не вправе осуждать ее за рассказ об этом случае. То же самое говорили и другие. По всей видимости, после того случая к любому солдату или жителю к югу от линии Мэйсона – Диксона[1] относились с презрением за действия, совершенные каким-то сукиным сыном.

Коулт внимательно оглядел девушку. Кэсси Брейден крайне заинтересовала его. Несмотря на свой мужской наряд, она выглядела так, что у него невольно возникали мысли о пансионе для благородных девиц, ливрейных слугах и тому подобном.

Несомненно, по своей красоте она ни в чем не уступала другим хорошеньким женщинам, с которыми ему доводилось встречаться. Ей не было надобности прибегать к тем ухищрениям, какими пользуются другие женщины, чтобы выглядеть красивее. Глаза у нее были синими, словно летнее небо, они отчетливо выделялись на ее загорелом чистом лице с прямым носом, обрамленным высокими скулами, и широким ртом с крупными чувственными губами.

Эти черты в сочетании с выступающим вперед подбородком придавали ее лицу удивительное выражение мягкости и решительности одновременно. Те же самые качества проступали и в ее поведении, в том, как она расспрашивала о войне, – чуткость в ней сочеталась с откровенной резкостью.

На родине Коулта, в Виргинии, у женщин было не в обычае носить брюки, откровенно подчеркивающие бедра и длину их ног. Но эти ноги были что надо; на взгляд ее рост был примерно пять футов и восемь дюймов.


  1