ФАНТАСТИКА

ДЕТЕКТИВЫ И БОЕВИКИ

ПРОЗА

ЛЮБОВНЫЕ РОМАНЫ

ПРИКЛЮЧЕНИЯ

ДЕТСКИЕ КНИГИ

ПОЭЗИЯ, ДРАМАТУРГИЯ

НАУКА, ОБРАЗОВАНИЕ

ДОКУМЕНТАЛЬНОЕ

СПРАВОЧНИКИ

ЮМОР

ДОМ, СЕМЬЯ

РЕЛИГИЯ

ДЕЛОВАЯ ЛИТЕРАТУРА

Последние отзывы

Голубая ива

понравился 5/5 >>>>>

Жена понарошку

Полностью согласна с Алиной >>>>>




Loading...
  1  

Александрова Кира

Последнее путешествие

Вероника стояла под прохладными струями душа, пытаясь прийти в себя после тяжёлого, совершенно не принёсшего отдыха, сна. Она не помнила, как ночью легла, и вообще, вчерашний вечер окутался туманом в памяти. Взбодриться не получилось даже с помощью водных процедур, но Ника упорно не вылезала из ванной, пока кожа не покрылась мурашками. Выключив душ, она растёрлась полотенцем и, натянув старый свитер мужа — в комнате было прохладно, — вышла на кухню, зевая и придерживаясь за виски — несильная, но назойливая боль раздражала. Включив кофеварку, Вероника подошла к столу.

— Что там я вчера наваяла?.. — пробормотала она, посмотрев на экран ноутбука.

Она его не выключала, потому как частенько случалось, что ночью её осеняла очередная идея, и приходилось срочно бежать и записывать. Веронику не покидало смутное ощущение, что вроде как она вчера даже закончила трудную и тяжело дававшуюся вторую часть своей единственной пока книги, но при попытке вспомнить о том, что конкретно писала, боль в висках усилилась.

— Что за чёрт?.. — Ника недоумённо нахмурилась, пробегая глазами строчки. Её лицо бледнело всё больше, а зрачки расширялись. — Нет, о господи, я такого не писала! — она в панике отступила, поднеся ладонь ко рту. — Всё по-другому должно быть!..

В глазах потемнело, женщина почувствовала, что задыхается. Голова закружилась, Вероника потеряла равновесие, и уже падая назад, попыталась нашарить, за что ухватиться, но спина не встретила жёсткое сопротивление пола. Комната завертелась и пропала, Ника даже не успела толком испугаться, и потеряла сознание.

И что это было? Не спеша открывать глаза, я прислушалась к себе: вроде, лежу на чём-то твёрдом и холодном, воздух пахнет как-то странно, ничего особо не болит — значит, показалось, что падала. Голова зато прошла, это плюс. И почему мне кажется, что я отнюдь не на собственной кухне?.. Осторожно приоткрыв один глаз, я тут же от удивления распахнула оба, плюс самым неприличным образом ещё и рот раскрыла.

Круглую мраморную площадку без крыши окружали белые колонны, за которыми шла галерея с дверьми. Посередине площадки возвышалась тумба из того же материала, а сверху неподвижно висел странный туман непонятного серо-бурого цвета, иногда в глубине мелькали звёздочки. Поднявшись и одёрнув свитер — он едва прикрывал бёдра, но до сих пор слабо пах любимой туалетной водой, напоминавшей о муже, — я загнала подкативший комок к горлу и сделала несколько шагов к тумбе. Что-то мне знакомо это место…

— Не трогай, — я резко обернулась, услышав незнакомый голос.

У одной из колонн стояла молоденькая девушка в простом белом платье, тёмно-рыжие волосы до плеч лежали в художественном беспорядке, а выражение миловидного лица было не слишком приветливым. Я неожиданно почувствовала себя неуютно в одном свитере, и попыталась натянуть его ниже.

— Ты кто? — вырвалось у меня.

— Не узнаёшь? — она подошла ближе, окинув меня взглядом. — А это место тебе не знакомо?

— Ну… Да, немножко, — вынуждена была признать я. — Вот сейчас как раз пытаюсь понять, откуда.

— Меня Сэнди зовут, — представилась девушка. — Теперь вспомнила?

— А…

Ощущение нереальности происходящего словно кирпичом ударило по голове. Реальность опасно поплыла, я снова почувствовала, что задыхаюсь.

— Не может быть… — губы плохо слушались, а в коленях появилась слабость.

— Тихо, тихо, — Сэнди поддержала меня неожиданно крепкой рукой. — В обморок не надо падать, пожалуйста. Я тебя не удержу, а ударишься больно.

— К-как такое возможно? — зубы стучали, и я никак не могла унять дрожь, охватившую тело. То и дело подмывало истерично рассмеяться. — Я же придумала…

— Неужели не помнишь, что случилось в конце твоей книги? — Сэнди нахмурилась и поджала губы.

— Н-нет, — с каждой минутой становилось всё неуютнее, в голове вихрем проносились картинки из рукописи, оказавшейся на самом деле реальным миром. Я ж там такого наворотила, вспомнить страшно…

— О, — она недовольно поморщилась. — Временная потеря памяти? Не знала о таком побочном эффекте перемещения через портал.

— Я не писала того, что там появилось, — в душе поднялось глухое раздражение. Откуда я могла знать, что всё это существует на самом деле? И мои сны, которые описывала, на самом деле не просто сны?

  1