ФАНТАСТИКА

ДЕТЕКТИВЫ И БОЕВИКИ

ПРОЗА

ЛЮБОВНЫЕ РОМАНЫ

ПРИКЛЮЧЕНИЯ

ДЕТСКИЕ КНИГИ

ПОЭЗИЯ, ДРАМАТУРГИЯ

НАУКА, ОБРАЗОВАНИЕ

ДОКУМЕНТАЛЬНОЕ

СПРАВОЧНИКИ

ЮМОР

ДОМ, СЕМЬЯ

РЕЛИГИЯ

ДЕЛОВАЯ ЛИТЕРАТУРА

Последние отзывы

Наследница драконов. Добыча

Приятное легкое чтиво. Только на мой вкус многовато про учебу. Героиня вроде бы и так все знает и умеет, ну или... >>>>>




Loading...
  1  

Дебора Смит

Сад каменных цветов

В 1914 году моя восемнадцатилетняя бабушка Рейчел Беннетт Браун совершила необыкновенный поступок. Она поступила в колледж.

Рейчел была старшей из десяти детей в нищей семье; ее отец выбивался из сил, стараясь заработать на жизнь, – он был фермером, а потом шахтером в горах Северной Каролины. Мать Рейчел, простая деревенская женщина, родилась после Гражданской войны и обладала решительным характером. Она обожала одеколон, носила хрустящие нижние юбки и, что не исключено, имела дурную репутацию.

Такое происхождение одновременно удручало и вдохновляло мою бабушку Рейчел. Она всегда была гордой и твердо намеревалась добиться в этой жизни многого. Поэтому она и отправилась в колледж на другом краю штата. Ей пришлось ехать сначала в запряженной мулом повозке, затем по железной дороге, удаляясь от суровых, холодных гор. Она миновала Атланту, направляясь на юг, к жарким, поросшим соснами равнинам. Ее ожидал мир, совершенно непохожий на ее родину.

Моя бабушка изучала латынь, математику и литературу, а деньги на обучение зарабатывала, подавая еду в преподавательской столовой. Она даже научилась играть в теннис – во всяком случае, сумела сфотографироваться с ракеткой на грязном дворе колледжа. Рейчел на этой фотографии одета в длинную юбку и в блузку с буфами. Ее волосы, в то время длинные и темные, собраны в высокий викторианский пучок.

Впрочем, я сомневаюсь, что моя бабушка хотя бы раз ударила по мячу, – Рейчел Браун не играла в игры. Она была серьезной девушкой с сильными, мужскими руками. Она могла целый день собирать хлопок и не знала усталости. Но ей очень нравилась эта фотография.

Бабушка окончила колледж, получила диплом учительницы и переехала в Атланту, а вскоре перетащила туда же некоторых своих братьев и сестер. Ей удалось суровой рукой направить их на путь истинный и приобщить к городской жизни. Правда, я сомневаюсь, что хотя бы одна из сторон вела себя безупречно. Достаточно сказать, что бабушка никогда не отказывалась от борьбы. Война между бабушкой и ее не менее решительными сестрами стала семейной легендой.

Рейчел вышла замуж за инженера-янки из Индианы, начала работать в компании «Вестерн Юнион», стала обучать телеграфисток и даже познакомилась с Маргарет Митчелл (которая в то время писала статьи для одной из газет Атланты и еще не стала автором знаменитого романа «Унесенные ветром»). Именно к моей бабушке Рейчел пришла в 1945 году молодая телеграфистка и дрожащей рукой протянула ей телеграмму с пометкой «Совершенно секретно», сообщавшую о смерти президента Рузвельта.

В течение нескольких часов моя бабушка Рейчел была одной из тех немногих, кто знал о том, что должно было потрясти мир, И она никогда об этом не забывала, как не забывала и о возложенной на нее ответственности. Бабушка Рейчел была из тех, кто всегда готов к потрясениям такого масштаба, ее точка зрения всегда оставалась неизменной. Она была именно той женщиной, которой можно доверить государственную тайну.

Бабушка Рейчел была гордой, жила по своим правилам, и ее поддержка позволила распуститься новым бутонам на ветке семейного дерева.

– Ты лучше всех, – говорила она сначала своему сыну, а затем и своим внукам без тени колебаний или сомнений. Она ни в чем не признавала второго сорта, ее никогда не устраивали полумеры, и это еще мягко сказано. Она ругалась, как угольщик, если ее выводили из себя.

Моя бабушка Рейчел умерла в девяносто два года. Разговаривая с ней незадолго до ее смерти, я сказала, что люблю ее.

– Я знаю, – ответила бабушка.

И больше не произнесла ни слова.

Эту книгу я посвящаю ей с искренней любовью. Любое сходство между ней и Сван Хардигри совершенно случайно. Хотя я ни минуты не сомневаюсь, что она смогла бы сделать то же, что и Сван.

И ее тоже не мучила бы из-за этого бессонница.

Пролог

Темной весенней ночью, через двадцать пять лет после того, как закопали Клару Хардигри, я выкапывала ее. Мне казалось, что я играю главную роль в гротесковом «мыльном» сериале из жизни американского Юга. Скарлетт О'Хара копает могилу в трагедии «Гамлет».

Увы, бедная Клара! Я хорошо знала ее.

Пропановый походный фонарь посвистывал и мигал у моих ног. В залитом лунным светом лесу я старалась как можно быстрее докопаться до костей моей родственницы. Надо мной высилась гигантская мраморная ваза, из нее каскадом ниспадали мраморные цветы и виноградные гроздья, которые тыкались мне в плечо, словно твердые пальцы. Сад каменных цветов был неотъемлемой частью леса, символом семейства Хардигри и местом последнего упокоения Клары. Из-за вазы мне понимающе подмигивали огоньки Бернт-Стенда – моего родного города, а вершины Аппалачских гор, ровесники самой Земли, свысока смотрели на мой позор. Мне казалось, что они говорят:

  1