ФАНТАСТИКА

ДЕТЕКТИВЫ И БОЕВИКИ

ПРОЗА

ЛЮБОВНЫЕ РОМАНЫ

ПРИКЛЮЧЕНИЯ

ДЕТСКИЕ КНИГИ

ПОЭЗИЯ, ДРАМАТУРГИЯ

НАУКА, ОБРАЗОВАНИЕ

ДОКУМЕНТАЛЬНОЕ

СПРАВОЧНИКИ

ЮМОР

ДОМ, СЕМЬЯ

РЕЛИГИЯ

ДЕЛОВАЯ ЛИТЕРАТУРА

Последние отзывы

Мастер

Книга просто супер!!!!! На мой взгляд самая лучшая из серии. >>>>>

Все и сразу!

Душевная история любви, очень симпатичные герои... Мне роман понравился!!! >>>>>




Loading...
  71  

2 августа у 63°20 северной широты показалась земля, которую Гудзон принял сначала за выступ материка (о. Солсбери). На следующий день судно обогнуло мнимый выступ, и перед моряками открылось на западе, под бледными лучами северного солнца, широкое серебристо-голубое пространство — свободное ото льда, спокойное море. 3 августа 1610 года Гудзон внес следующую запись в судовой журнал:

«Мы пошли (на запад) по узкому проходу между островами Дигс и Лабрадор. Мыс у входа из пролива с южной стороны я назвал Вулстенхолм».

Это последняя запись, сделанная рукой Гудзона.

Остальное через полгода досказал в Лондоне Абакук Приккет, моряк с «Дискавери». За мысом Вулстенхолм берег круто повернул к югу. Судно шло несколько недель вдоль берега. На западе далеко от материка в ясную погоду моряки видели сушу и решили, что это противоположный берег широкого пролива, ведущего их в Тихий океан. На самом же деле это была цепь островов, которые протянулись вдоль западного берега Лабрадора в 50–150 километрах от него (Мансел, Оттава, Ту-Бротерс, Слипер, Кинг-Джордж, Белчер). В конце сентября, пройдя на юг по мнимому проливу более 1200 километров, моряки попали в сравнительно небольшой залив (Джеймс).

Среди команды вспыхнуло недовольство, и Гудзон высадил на берег и оставил там погибать моряка, которого считал главным смутьяном. В ноябре у южного берега залива, у 53° северной широты, судно было окружено льдами и выброшено на берег Зимовка проходила в сносных условиях топлива вполне хватало, а успешная охота на птицу позволяла хорошо питаться.

В середине июня следующего, 1611 года судно спустили на воду и начали медленно продвигаться на север. Через неделю недовольство команды перешло в открытое возмущение, 22 июня бунтовщики бросили в лодку Генри Гудзона, мальчика — его сына, помощника штурмана и еще шесть человек, верных капитану, и оставили их на произвол судьбы — без оружия и без продовольствия. Единственный уцелевший офицер — штурман Роберт Байлот — осенью 1611 года привел «Дискавери» обратно в Англию. На родину вернулись 13 человек, по другим данным — восемь. К капитану-неудачнику пришла редкая посмертная слава. «Большая Северная река», открытая до него, названа его именем — рекой Гудзон, пролив, открытый С. Каботом, Гудзоновым проливом, море, ставшее его могилой, — Гудзоновым заливом.

Томас Баттон

Томас Баттон, сын дворянина Майлза Баттона из Ворлетона в Глэморганшире, Уэльс, начал военно-морскую службу в юном возрасте. Когда в 1588, 1589 и 1601 годы испанский флот вторгся в Ирландию, он стал капитаном пинасса «Луна». Для победы английской короны он сделал достаточно, чтобы заработать благодарность ее величества и пенсию в размере шести шиллингов и восьми пенсов. На следующий год он командовал приватирским судном «Уиллоби», которое грабило испанские суда в Западной Индии.

К тому времени, когда Баттон вернулся в Лондон, там возникла «Компания лондонских купцов, отыскавших Северо-западный проход». В 1612 году Баттон стал ее членом.

Предприниматели решили, что лишь сравнительно небольшое расстояние отделяет Западное море Гудзона от Восточной Азии и что можно немедленно начать выгодную торговлю с Китаем и Японией, с вице-королевством Перу и даже… с Соломоновыми островами.

Они снарядили два корабля под начальством Томаса Баттона — «Резольюшен» и «Дискавери», объявив о том, что отправляют спасателей на поиски Генри Гудзона. Однако, на самом деле, поиски Гудзона менее всего занимали предпринимателей в инструкции, данной Баттону, было прямо сказано, что он должен выйти в противоположный океан на широте примерно 58°, хотя точно было известно, что бунтовщики бросили Гудзона за сотни миль южнее, да и сам Баттон не думал обследовать западный берег Лабрадора, у которого было совершено преступление.

Летом 1612 года Баттон достиг Гудзонова пролива и присвоил увиденному им острову у входа в пролив имя своего корабля — Резольюшен. Продолжая путь на запад, он обнаружил на севере землю (о. Саутгемптон, принятую им за архипелаг) и остров (Коте).

Затем между 60°40 и 53° северной широты он проследил берег новой земли, где открыл устье большой реки (Нельсон). За ней побережье круто поворачивало, но не на запад, а на восток, и разочарованный Баттон назвал новую землю, то есть западный берег Гудзонова залива, «Обманутой надеждой». В устье Нельсона корабли стали на зимовку. Хотя зима выдалась мягкой, смертность среди моряков, вероятно, из-за цинги, была так велика, что не хватало рук для управления двумя кораблями, и один пришлось бросить.

  71