ФАНТАСТИКА

ДЕТЕКТИВЫ И БОЕВИКИ

ПРОЗА

ЛЮБОВНЫЕ РОМАНЫ

ПРИКЛЮЧЕНИЯ

ДЕТСКИЕ КНИГИ

ПОЭЗИЯ, ДРАМАТУРГИЯ

НАУКА, ОБРАЗОВАНИЕ

ДОКУМЕНТАЛЬНОЕ

СПРАВОЧНИКИ

ЮМОР

ДОМ, СЕМЬЯ

РЕЛИГИЯ

ДЕЛОВАЯ ЛИТЕРАТУРА

Последние отзывы

Люблю... и больше ничего

девочки, читайте!!! Прикольный роман, начало вообще бомба. >>>>>

Мышонок

конец нудный >>>>>




Loading...
  71  

2 августа у 63°20 северной широты показалась земля, которую Гудзон принял сначала за выступ материка (о. Солсбери). На следующий день судно обогнуло мнимый выступ, и перед моряками открылось на западе, под бледными лучами северного солнца, широкое серебристо-голубое пространство — свободное ото льда, спокойное море. 3 августа 1610 года Гудзон внес следующую запись в судовой журнал:

«Мы пошли (на запад) по узкому проходу между островами Дигс и Лабрадор. Мыс у входа из пролива с южной стороны я назвал Вулстенхолм».

Это последняя запись, сделанная рукой Гудзона.

Остальное через полгода досказал в Лондоне Абакук Приккет, моряк с «Дискавери». За мысом Вулстенхолм берег круто повернул к югу. Судно шло несколько недель вдоль берега. На западе далеко от материка в ясную погоду моряки видели сушу и решили, что это противоположный берег широкого пролива, ведущего их в Тихий океан. На самом же деле это была цепь островов, которые протянулись вдоль западного берега Лабрадора в 50–150 километрах от него (Мансел, Оттава, Ту-Бротерс, Слипер, Кинг-Джордж, Белчер). В конце сентября, пройдя на юг по мнимому проливу более 1200 километров, моряки попали в сравнительно небольшой залив (Джеймс).

Среди команды вспыхнуло недовольство, и Гудзон высадил на берег и оставил там погибать моряка, которого считал главным смутьяном. В ноябре у южного берега залива, у 53° северной широты, судно было окружено льдами и выброшено на берег Зимовка проходила в сносных условиях топлива вполне хватало, а успешная охота на птицу позволяла хорошо питаться.

В середине июня следующего, 1611 года судно спустили на воду и начали медленно продвигаться на север. Через неделю недовольство команды перешло в открытое возмущение, 22 июня бунтовщики бросили в лодку Генри Гудзона, мальчика — его сына, помощника штурмана и еще шесть человек, верных капитану, и оставили их на произвол судьбы — без оружия и без продовольствия. Единственный уцелевший офицер — штурман Роберт Байлот — осенью 1611 года привел «Дискавери» обратно в Англию. На родину вернулись 13 человек, по другим данным — восемь. К капитану-неудачнику пришла редкая посмертная слава. «Большая Северная река», открытая до него, названа его именем — рекой Гудзон, пролив, открытый С. Каботом, Гудзоновым проливом, море, ставшее его могилой, — Гудзоновым заливом.

Томас Баттон

Томас Баттон, сын дворянина Майлза Баттона из Ворлетона в Глэморганшире, Уэльс, начал военно-морскую службу в юном возрасте. Когда в 1588, 1589 и 1601 годы испанский флот вторгся в Ирландию, он стал капитаном пинасса «Луна». Для победы английской короны он сделал достаточно, чтобы заработать благодарность ее величества и пенсию в размере шести шиллингов и восьми пенсов. На следующий год он командовал приватирским судном «Уиллоби», которое грабило испанские суда в Западной Индии.

К тому времени, когда Баттон вернулся в Лондон, там возникла «Компания лондонских купцов, отыскавших Северо-западный проход». В 1612 году Баттон стал ее членом.

Предприниматели решили, что лишь сравнительно небольшое расстояние отделяет Западное море Гудзона от Восточной Азии и что можно немедленно начать выгодную торговлю с Китаем и Японией, с вице-королевством Перу и даже… с Соломоновыми островами.

Они снарядили два корабля под начальством Томаса Баттона — «Резольюшен» и «Дискавери», объявив о том, что отправляют спасателей на поиски Генри Гудзона. Однако, на самом деле, поиски Гудзона менее всего занимали предпринимателей в инструкции, данной Баттону, было прямо сказано, что он должен выйти в противоположный океан на широте примерно 58°, хотя точно было известно, что бунтовщики бросили Гудзона за сотни миль южнее, да и сам Баттон не думал обследовать западный берег Лабрадора, у которого было совершено преступление.

Летом 1612 года Баттон достиг Гудзонова пролива и присвоил увиденному им острову у входа в пролив имя своего корабля — Резольюшен. Продолжая путь на запад, он обнаружил на севере землю (о. Саутгемптон, принятую им за архипелаг) и остров (Коте).

Затем между 60°40 и 53° северной широты он проследил берег новой земли, где открыл устье большой реки (Нельсон). За ней побережье круто поворачивало, но не на запад, а на восток, и разочарованный Баттон назвал новую землю, то есть западный берег Гудзонова залива, «Обманутой надеждой». В устье Нельсона корабли стали на зимовку. Хотя зима выдалась мягкой, смертность среди моряков, вероятно, из-за цинги, была так велика, что не хватало рук для управления двумя кораблями, и один пришлось бросить.

  71