ФАНТАСТИКА

ДЕТЕКТИВЫ И БОЕВИКИ

ПРОЗА

ЛЮБОВНЫЕ РОМАНЫ

ПРИКЛЮЧЕНИЯ

ДЕТСКИЕ КНИГИ

ПОЭЗИЯ, ДРАМАТУРГИЯ

НАУКА, ОБРАЗОВАНИЕ

ДОКУМЕНТАЛЬНОЕ

СПРАВОЧНИКИ

ЮМОР

ДОМ, СЕМЬЯ

РЕЛИГИЯ

ДЕЛОВАЯ ЛИТЕРАТУРА

Последние отзывы

Сказки на ночь

Замечательный роман! Море позитива, юмор, остроумные диалоги. Героиня хороша, придраться не к чему, а вот главный... >>>>>




Loading...
  1  

Барбара Картленд

В огне любви

Глава первая

1870

Давина Шелфорд смотрела из окна своей комнаты на стоявшую у парадного входа карету, которую подали для ее отца, лорда Шелфорда. На козлах, в ожидании хозяина, горбился кучер, но лакей Рипер, вытянувшись, уже стоял у двери, словно приготовился к выходу короля.

Давина отметила про себя невозмутимый и преисполненный достоинства вид Рипера, несмотря на то, что дождь стекал по его лицу ручьями.

Наконец лорд Шелфорд сбежал по ступеням и сел в карету.

Рипер аккуратно закрыл за ним дверцу и отступил в сторону. Давина изобразила на лице подобие улыбки, когда отец высунулся из окна кареты и помахал ей рукой на прощание. Кучер взмахнул кнутом, лошади встряхнули мокрыми гривами, карета тронулась и унеслась прочь.

Давина поудобнее устроилась на кушетке и снова взялась за книгу. Однако через несколько минут отбросила ее в сторону.

В раздумье она мерила комнату шагами, краем уха прислушиваясь к шуршанию подола своего утреннего платья по мягкому ворсу ковра и мерному стуку дождя за окном.

Со стороны отца было просто жестоко заставлять ее жить в этом загородном доме. Конечно, ей было известно, как гордился он тем, что наконец-то сумел приобрести приличное загородное поместье вдали от городской суеты, но, по ее мнению, можно было подыскать что-нибудь достойное и не в такой глуши.

А все потому, что папа стал лордом, горько вздохнула Давина.

Лорд Шелфорд, как теперь его нужно было называть, заработал состояние на стали.

Он уже владел большим домом в Лондоне на Керзон-стрит, но, став пэром, пришел к выводу, что теперь нужно обзавестись и загородной резиденцией. Он купил пустовавший долгие годы Прайори-Парк и потратил огромные деньги на то, чтобы вернуть ему былую красоту.

Давина снова подошла к окну. Нет, в провинциальной жизни, конечно же, была своя прелесть. Когда была жива ее мать, они часто всей семьей выезжали на лето из Лондона в Кент, где у них был свой дом, получивший название «Гарден Оф Ингланд», потому что он утопал в садах.

Давина прекрасно помнила ферму неподалеку, куда она иногда сбегала посмотреть, как из яиц вылупливаются цыплята и как молочницы доят коров. Один раз ей даже разрешили самой взбить масло. Каждый день она со старшей сестрой Региной и матерью пила на лужайке чай с пшеничными лепешками, клубничным вареньем и свежими сливками с фермы... при этом мама, попивая чай из изящной фарфоровой чашки, всегда рассказывала им удивительные сказки.

Это было волшебное время. Но тогда она была ребенком, а сейчас у нее совсем другие интересы. Сейчас-то ей девятнадцать. Более того, ей даже довелось испытать те непередаваемые чувства, когда тебя называют королевой бала.

Давина повернулась и посмотрела на свое отражение в зеркале. Как это произошло, она и сама понимала с трудом, поскольку этим почетным титулом девушку награждают за такие качества, которых в себе она даже не подозревала.

Собственный вид не вызвал у нее особого восторга. Золотистые волосы, свободно спадающие на плечи, — правда, сегодня утром они выглядят как-то не очень опрятно — нос слишком вздернут, да и фиалковые глаза посажены более широко, чем ей бы хотелось.

И что это все так всполошились, когда она вошла в зал? Давина не понимала, что именно отсутствие напыщенности, душевная чистота и свежесть выделяли ее среди самодовольных лондонских красавиц. Не понимала она и того, какими изящными были ее движения, как плавно и грациозно скользила она по танцевальному салону.

Давина вздохнула и отвернулась от трюмо. Успех в Лондоне не вскружил ей голову, чего нельзя сказать о Феликсе Бойе. Тем не менее она с замиранием сердца слушала, как этот популярный актер, сжимая ее молочно-белую руку, читает стихи великих поэтов.

Его страстный взгляд и нежные слова заставляли ее сердце таять. Когда он выступал на сцене, она не сводила с него восторженных глаз. Как же он был красив и романтичен!

Почему, ну почему отец не послушал ее? Почему он настоял на том, чтобы она покинула Лондон и приехала сюда, в этот богом забытый Прайори-Парк?

Неужели действительно это так плохо, что она полюбила актера? Она знала, что отец возлагает большие надежды на будущее двух своих дочерей, но то, что Регина теперь обручена с герцогом, могло бы позволить ему быть более снисходительным к выбору младшей дочери. Неужели он хочет, чтобы и она вышла замуж не по любви, а лишь ради укрепления их положения в обществе?

  1