ФАНТАСТИКА

ДЕТЕКТИВЫ И БОЕВИКИ

ПРОЗА

ЛЮБОВНЫЕ РОМАНЫ

ПРИКЛЮЧЕНИЯ

ДЕТСКИЕ КНИГИ

ПОЭЗИЯ, ДРАМАТУРГИЯ

НАУКА, ОБРАЗОВАНИЕ

ДОКУМЕНТАЛЬНОЕ

СПРАВОЧНИКИ

ЮМОР

ДОМ, СЕМЬЯ

РЕЛИГИЯ

ДЕЛОВАЯ ЛИТЕРАТУРА

Последние отзывы

Кольцо

Я читала книгой классная книга и роман >>>>>

Хлеб с ветчиной

Неплохо. Безысходность, грязь, матершина. Ммм, вкусняшка. Правда, книга как-то быстро закончилась, мне показалось,... >>>>>




Loading...
  2  

Глава клана Петронидесов, он пользовался непререкаемым авторитетом, был жесток и беспощаден. При своем сказочном богатстве он обладал огромной властью, а его поступки отличались непредсказуемостью. Он внушал людям страх, стоило ему лишь появиться на пороге комнаты. Когда Лиланд ушел от Дженнифер, ей хватило всего одного его насмешливого, холодного взгляда, чтобы прекратить свои жалобные причитания. Каким-то образом Ангелос узнал, что первой изменила она, и с тех пор Дженнифер избегала его…

Лишь беспокойство, что может произойти от ее весьма неумелого управления сетью казино Лиланда, которые приносили немалый доход, вынудило ее обратиться к Ангелосу за советом и помощью. Теперь она уж и сама не понимала, каким образом случилось так, что она выложила Ангелосу свой план сведения счетов с Макси Кендалл.

– Ты заставишь ее заплатить? – переспросила Дженнифер. У нее даже перехватило дыхание.

– У меня свои методы, – тихо, но твердо произнес Ангелос, ясно давая ей понять, что ссуда больше не ее дело.

Его суровое, красивое лицо приняло выражение, от которого у Дженнифер холодок пробежал по коже. И все же она торжествовала. Определенно родственные узы, пусть даже дальние, значили для Ангелоса куда больше, чем она могла предположить. Эта маленькая нахалка получит по заслугам!


Оставшись один, Ангелос сделал нечто, что было ему совсем не свойственно. Немало озадачив свою секретаршу, он велел ни с кем его не соединять. Затем лениво опустился в свое кожаное кресло. На его красивых полных губах заиграла чувственная улыбка: больше не придется принимать холодный душ. И никаких бессонных ночей. В глазах вспыхнул дьявольский огонек. Снежная Королева теперь принадлежит ему. После трех лет ожидания она наконец-то будет его.

Корыстная и хладнокровная, она тем не менее была изысканно, поразительно красива, и даже Ангелос, искушенный ценитель женской красоты, каким он себя считал, был сражен, когда впервые встретился с Макси Кендалл лицом к лицу. Она напоминала Спящую красавицу из сказки. Недосягаемая, нетронутая… Из груди Ангелоса невольно вырвался мрачный смешок. Какой нелепый образ способно создать воображение!… Целых три года она была любовницей человека, годившегося ей в деды. В юной леди не было и намека на невинность.

Однако, несмотря ни на что, он не станет использовать ссуду как прямой путь к достижению цели. Надо быть джентльменом. Проявить обходительность. Он вызволит ее из финансовых затруднений, завоюет ее благодарность, и в результате она будет относиться к нему с такой преданностью, о какой Лиланд не мог даже мечтать. С ним она не будет холодна. А уж он окружит ее роскошью, обрамит ее совершенную, словно бриллиант, красоту соответствующей оправой, будет удовлетворять самую ничтожную ее прихоть, малейший каприз. Ей больше не придется работать. Разве может здравомыслящая женщина пожелать большего?


Пребывая в счастливом неведении относительно строящихся насчет нее планов, Макси выбралась из такси. Каждое движение было пронизано природной грацией, роскошная грива золотых волос развевалась на ветру. Распрямившись во весь рост (метр восемьдесят), она оглядела дом покойной крестной. «Гилборн» представлял собой изящное строение в георгианском стиле, расположенное в прелестном местечке.

Приблизившись к дверям, Макси почувствовала, как больно сжалось сердце, и ей с трудом удалось сдержать навернувшиеся на глаза слезы. День, когда она впервые вышла в свет с Лиландом, ее крестная, Нэнси Лиуорд, прислала письмо, в котором ясно дала понять, что с этих пор девушка больше не желанная гостья в этом доме. Однако четыре месяца назад крестная приезжала к ней в Лондон. Последовало нечто вроде примирения, вот только она ни словом не обмолвилась о том, что больна, даже не намекнула, и сообщение о смерти девушка получила лишь после похорон.

Так что появиться теперь на оглашении завещания Нэнси, да еще и питать несбыточные надежды, что в последнюю минуту сердце крестной смягчилось и она нашла в себе силы простить ей образ жизни, который считала безнравственным, было просто нелепо.

В изящной дамской сумочке Макси уже лежало письмо, обратившее в прах все надежды на будущую свободу. Оно пришло утром. И напомнило о долге, который, как она наивно полагала, будет списан после развода с Лиландом. Он и так отнял у нее три бесценных года жизни, и все это время она вносила все деньги, что ей удавалось заработать как модели, в погашение долга.

  2