ФАНТАСТИКА

ДЕТЕКТИВЫ И БОЕВИКИ

ПРОЗА

ЛЮБОВНЫЕ РОМАНЫ

ПРИКЛЮЧЕНИЯ

ДЕТСКИЕ КНИГИ

ПОЭЗИЯ, ДРАМАТУРГИЯ

НАУКА, ОБРАЗОВАНИЕ

ДОКУМЕНТАЛЬНОЕ

СПРАВОЧНИКИ

ЮМОР

ДОМ, СЕМЬЯ

РЕЛИГИЯ

ДЕЛОВАЯ ЛИТЕРАТУРА

Последние отзывы

Дитя греха

Ну так.... на троечку... >>>>>

Похититель невест

Кому-то понравилось, кто-то считает, что это чушь. У каждого свое мнение и читается по настроению.... >>>>>




Loading...
  2  

Ройс тяжело вздохнул. Необходимо немедленно брать ситуацию в руки. Первым делом он изменил тактику, чтобы удержать уже завоеванные позиции. Отозвав десяток самых надежных воинов с поля битвы, разыгравшейся у стены, он и отправился с ними к небольшому возвышению недалеко от крепости, откуда крепостная стена была видна как на ладони, а люди, защищавшие ее, оказались удобной мишенью. Не успели воины Ройса выбрать позиции, как их предводителем был убит первый саксонец. Вскоре крепостные стены остались без защиты.

Пятеро ратников Ройса вскарабкались на стену и перерезали канаты, державшие мост поднятым. Теперь все в воле Божьей. Ройсу даже пришлось напомнить одному из охваченных азартом схватки волонтеров прихватить забытый меч.

Ройс первым въехал на деревянный мост с мечом наготове, хотя особой нужды в этом не было, – внешний и внутренний дворы были совершенно безлюдны.

Люди Ройса тщательнейшим образом обыскали все жилища и постройки и не нашли ни одного саксонского воина. Ройс понял, что противник покинул крепость по тайному ходу в стене, и немедля бросил половину своих ратников на поиски этого хода, решив заложить его сразу же, как только отыщут.

Некоторое время спустя нормандцы провозгласили крепость владением Вильгельма и водрузили на стену переливающийся великолепными сочными красками стяг герцога Нормандии. Теперь крепость принадлежала нормандцам.

Но Ройс выполнил лишь половину задания. Осталось еще разыскать награду и доставить ее в Лондон. Да, пора отыскать леди Николя.

Прочесав часть территории крепости, где жила челядь, на свет Божий вытащили горстку перепуганных слуг и собрали их во дворе.

* * *

Ингельрам, ростом с самого Ройса, хотя и не такой здоровый и без боевых шрамов, держал одного слугу за шкирку. Слуга с жиденькими седыми волосенками и рябым лицом был почтенного возраста. Ройс еще и спешиться не успел, а Ингельрам уже выпалил:

– Вот это дворецкий, барон. Его зовут Хейкон. Это он рассказал Грегори все о семье.

– Я вообще не разговаривал с нормандцами, – отрицал Хейкон. – Я не знаю никакого Грегори. Разрази меня гром, если это не правда, – храбро добавил он.

«Верный» слуга лгал и даже испытывал при этом немалую гордость от того, что так твердо держится в крайне нелегких обстоятельствах. Старик еще ни разу не взглянул в лицо нормандскому предводителю, все его внимание было приковано к сгорающему от нетерпения светловолосому рыцарю, который держал его так, что трещал ворот рубахи.

– Врешь, ты говорил с Грегори, – возразил Ингельрам. – Его первым посылали покорить крепость. Ложь не поможет тебе, старик.

– Это тот, который бежал со стрелой в спине? – уточнил Хейкон.

При упоминании об этом позоре Грегори Ингельрам гневно сверкнул глазами и с силой развернул Хейкона лицом к барону. У старика перехватило дыхание, когда он все же набрался смелости и взглянул на предводителя нормандцев. Ему пришлось задрать голову, чтобы как следует разглядеть великана в одеянии из кожи и в стальной кольчуге. Доспехи играли в лучах солнца, так что Хейкон сощурился. На какое-то мгновение дворецкому показалось, что перед ним величественное каменное изваяние, поскольку и воин, и черный жеребец под ним являли собой молчаливое ожидание.

Хейкон держался до тех пор, пока нормандец не обнажил голову. Тут самообладание покинуло его.

Своим видом варвар поверг старого слугу в неописуемый ужас. Взгляд холодных серых глаз нормандца был полон такой твердой решимости, что Хейкон решил, что настал его последний час.

«Да, он убьет меня, – подумал он, торопливо повторяя про себя „Отче наш“. – Что ж, это будет достойная смерть». Хейкон поклялся до самого конца помогать своей кроткой госпоже. Ангелы обязательно вознесут его к Господу за то, что он защищает невинную.

Ройс долго смотрел на дрожащего старика, потом бросил шлем оруженосцу, спешился и передал поводья воину. Жеребец было вздыбился, но хозяин властным тоном успокоил его.

Ноги у Хейкона подкосились, и он упал на землю. Ингельрам нагнулся, подхватил его и опять поставил на ноги.

– Одна из близнецов внутри, наверху, барон, – объявил Ингельрам. – Она молится в часовне.

Хейкон глубоко вздохнул.

– Во время последней осады церковь сгорела дотла, – начал он еле слышным шепотом. – Сестра Даниэль как прибыла из аббатства, сразу же приказала возвести алтарь во внутренних покоях.

  2