ФАНТАСТИКА

ДЕТЕКТИВЫ И БОЕВИКИ

ПРОЗА

ЛЮБОВНЫЕ РОМАНЫ

ПРИКЛЮЧЕНИЯ

ДЕТСКИЕ КНИГИ

ПОЭЗИЯ, ДРАМАТУРГИЯ

НАУКА, ОБРАЗОВАНИЕ

ДОКУМЕНТАЛЬНОЕ

СПРАВОЧНИКИ

ЮМОР

ДОМ, СЕМЬЯ

РЕЛИГИЯ

ДЕЛОВАЯ ЛИТЕРАТУРА

Последние отзывы

Кольцо

Я читала книгой классная книга и роман >>>>>

Хлеб с ветчиной

Неплохо. Безысходность, грязь, матершина. Ммм, вкусняшка. Правда, книга как-то быстро закончилась, мне показалось,... >>>>>




Loading...
  2  

Что теперь делать с ним? Где Нейл нашел его и чем планировал заниматься с ним целых две недели?

Чертов Нейл! Он, конечно, изумительный брат и прекрасный зоолог, ревностно сражающийся за охрану окружающей среды, но его рассеянность может свести с ума. Хотя это не мешает им прекрасно уживаться в общем доме, тем более что брат не так уж много времени проводит здесь. И она привыкла к его — всегда неожиданным — возвращениям, часто с таким же рассеянным ученым другом. Ничего страшного. Всего-то и нужно — содержать в полном порядке гостевую спальню и не забывать набивать холодильник продуктами... только сейчас все иначе. Этот мужчина совсем не похож на всех остальных.

Какое-то смутное воспоминание прервало поток ее мыслей, но Луиза не смогла прояснить его и сосредоточилась на первоочередной задаче. Необходимо одеться и решить, что же делать с мистером Ричардом Муром и его всевидящими синими очами.

Луиза надела серые шорты, бледно-желтую шелковую блузку с короткими рукавами и серые замшевые туфли без каблуков, заплела волосы в косу, чуть подкрасила глаза и губы и двадцать минут спустя вернулась в гостиную.

— Вы здесь, — с некоторым разочарованием протянула она.

— Да, все еще здесь, — тихо сказал Ричард, учтиво вставая. — Красивая комната.

— Спасибо.

Луиза гордилась своим домом, в особенности гостиной, просторной, светлой и очень уютной. Светло-абрикосовые стены украшены картинами и гравюрами, на окнах — белые жалюзи. Во встроенных книжных шкафах не только книги, но и интересная коллекция старинных безделушек. В дальнем углу — любимое пианино. Три удобных диванчика, обтянутых темно-зеленой замшей, словно приглашают к большому низкому столу отдохнуть и освежиться.

Луиза опустилась на диван и, несмотря на комплимент, довольно холодно предложила:

— Расскажите мне о себе, мистер Мур. Где вы познакомились с Нейлом? Он уселся напротив.

— В зоопарке в Даббо. Когда фотографировал носорогов. — Она скривилась, и гость чуть приподнял брови. — Не одобряете?

— Не в этом дело. Просто, когда в Даббо взялись за разведение носорогов в неволе, Нейл так увлекся, что это уже похоже на одержимость.

— Его легко понять. Носорогам угрожает вымирание, — заметил Ричард.

Луиза бросила на него взгляд из-под ресниц.

— Об этом я знаю. Вернемся к вам, мистер Мур. Итак, вы фотограф. И это все, чем вы занимаетесь?

— Э... ну, да.

Луиза вгляделась в него повнимательнее. Он сидел, чуть подавшись вперед и сжав ладони коленями. Прямые волосы, давно не стриженные, падали на усталые глаза. Судя по голубоватой щетине на щеках и подбородке, он не брился пару дней. На рубашке красовались заплатки, тяжелые исцарапанные ботинки покрыты грязью. Правда, несмотря на непрезентабельный вид, Ричард Мур казался очень уверенным в себе… Веселье, вспыхнувшее в его синих глазах, мгновенно вывело Луизу из задумчивости.

— Очевидно, поэтому Нейл решил взять вас под свое крылышко?

Ричард Мур ошеломленно замигал, но, увидев, что она вызывающе рассматривает его пыльную одежду и ободранные ботинки, не стал возражать.

— Среди фотографов серьезная конкуренция. Луиза нахмурилась.

— Сколько вам лет?

Она не смогла бы объяснить, почему спросила, но что-то странное было в этом мужчине. Концы с концами не сходились. Подопечные Нейла в основном были скромными учеными, настолько поглощенными наукой, что ей иногда казалось: вскочи она, обнаженная, на стол и начни танцевать, они бы и заметить не удосужились. Многие из них не представляли, как вести себя вне избранного поля деятельности, тем более с женщинами, чего явно нельзя сказать о Ричарде Муре. Может, он и нищий фотограф, но в категорию «несчастненьких» не слишком вписывается. Он не просто уверен в себе, вдруг поняла Луиза. Похоже, он прекрасно сознает свою физическую привлекательность и не привык церемониться с дураками.

— Тридцать два, — ответил Ричард, вопросительно приподняв брови.

— Вам не кажется... простите, но не слишком ли поздно начинать карьеру? Он ответил не сразу:

— Ну, кто знает, может, с помощью Нейла мне удастся пробиться?

Луиза открыла было рот, чтобы ответить, но тут ей в голову пришла другая мысль.

— Я на минутку оставлю вас, — сказала она, поднявшись. — Вы не возражаете?

— Ни в коем случае.

Ричард полюбовался тем, как легкая ткань шортов обтягивает ее бедра, как поднимается и опускается на высокой груди бледно-желтый шелк, затем поднял глаза на ее лицо, и их взгляды схлестнулись. Заметив восхищение в его глазах, Луиза гордо вскинула голову и быстро прошла мимо... в кабинет брата, где, как всегда, царил беспорядок. Луиза прикрыла на мгновение глаза, понимая, что найти здесь нужную вещь труднее, чем отыскать иголку в стоге сена.

  2