ФАНТАСТИКА

ДЕТЕКТИВЫ И БОЕВИКИ

ПРОЗА

ЛЮБОВНЫЕ РОМАНЫ

ПРИКЛЮЧЕНИЯ

ДЕТСКИЕ КНИГИ

ПОЭЗИЯ, ДРАМАТУРГИЯ

НАУКА, ОБРАЗОВАНИЕ

ДОКУМЕНТАЛЬНОЕ

СПРАВОЧНИКИ

ЮМОР

ДОМ, СЕМЬЯ

РЕЛИГИЯ

ДЕЛОВАЯ ЛИТЕРАТУРА

Последние отзывы

Спаси меня

Эта книга мне понравилась в разы больше, чем про сестру. Теперь бы найти продолжение про сестру героини, ведь не... >>>>>

Игра на желания

Слог у автора интересный, читать легко и быстро. Действительно это любимая фраза: "украдкой сцедив зевок себе в... >>>>>

Отчаянный побег

Супер! Ничего затянутого нет, так жизненные ситуации. Было интересно какая развязка будет, всё быстро закончилось,... >>>>>

Тени солнечного города

Мне понравилась книга. >>>>>

Моя любимая ошибка

Интересный роман. Но заниматься сексом на глазах у собаки - это что-то с чём-то >>>>>




  2  

Небольшой изящный кинжал был даже у Гиссары, которая хоть и умела им пользоваться, но явно не спешила проявлять свои таланты.

Госпожа вообще была не по местному слабой. Отец баловал свою дочь как только мог, в то время как сыновей держал в строгости, заставляя быть равными местным во всем — смелости, изворотливости и умениям. Сильные, крепкие юноши слыли отменными пловцами, ныряльщиками и охотниками. Правда не всех это устраивало и примерно через три декады я поймала одного из них на тайном сговоре с одним из желающих заполучить красавицу Гиссару себе в жены.

Чтобы заполучить неопровержимые доказательства мне даже пришлось поддаться соблазнениям и якобы оставить госпожу в одиночестве. Кейссар оказался довольно интересным собеседником и рассказал довольно много занятных легенд о Тика пока мы пили вино в открытой беседке, опутанной лианами из дикого леса. Они пестрели большими алыми цветами, расточающими сладковатый, пьянящий аромат. Плеск воды, стрекотание припозднившихся кузнечиков и совершенно животные, яростные и жуткие крики животных, сливались в какую-то занятную музыку, опутывающую своей природной силой. Так что когда мужчина обнял меня и принялся целовать, неожиданно для себя, я оказалась не против. На его губах все еще был сок какого-то экзотического фрукта, а сам он пах смолой и чем-то таким… совершенно мужским и как оказалось, довольно привлекательным. Все это кружило голову не меньше, чем ощущения уверенных и довольно властных поцелуев. Мне раньше как-то не доводилось испытывать что-то подобное, и я совершенно растерялась. А так как признаться, что это был мой первый поцелуй с мужчиной, я не могла просто категорически, и по непонятным для себя причинам, то позже попала в довольно щекотливую ситуацию, когда меня начали называть Ису Русалка, тем самым сравнивая с безжалостными холодными духами озера. Но в тот момент ответить я не смогла, а в следующий в беседку ввалился потенциальный жених Гиссары, очень удивленный, что его «нареченной» нет в башне, да и всем дворце. Тут то обоих мужчин и поймали на сговоре.

Позже Кейссара наказали временным отлучением от двора, а мне же достались возмущенные взгляды мужчин и осуждающие женщин. Ну и приставка к имени, словно «маленький зверек» было недостаточно. Правда претендентов на руку Гиссары с тех пор значительно поубавилось и мы уже спокойно могли гулять по городу и даже купаться.

Наша с госпожой жизнь постепенно наладилась. Мы превосходно находили общий язык, ведь кроме всего прочего Гиссара обладала умом, который скорее можно было назвать житейской мудростью. Она прекрасно осознавала всю необходимость моего присутствия рядом, ведь и сама не хотела в мужья искателя легкой наживы, и стремилась облегчить наше общение, за короткий период став почти подругой, которая не оспаривает мои приказы, когда я их отдаю. Мне же оставалось потакать прихотям и желанием нежной озерной девы, пусть и лишая себя некой уже привычной свободы. После случая с Кейссаром отходить от нее я боялась вдвойне.

Вот и в этот раз, когда Гиссара потянула купаться, спокойно последовала за ней даже в такие дали, на которые прежде бы не отважилась. Сама девушка совершенно не боялась воды и частенько заплывала очень далеко. Тем более ей нравилось плавать вечером, когда города успокаиваются и рыбацкие суденышки возвращаются к родным берегам, а гладь воды такая спокойная, что где-то там, на глубине видны заросли водорослей и маленьких, ярких безвредны рыбок. Купаться мы обычно отправлялись с небольшого пляжа, невдалеке от города. Вообще их было довольно много, но этот предназначался только для дочери градоправителя. Там мы спокойно переоделись в голубые панталоны, крашенные специальными красками, отпугивающими хищников, и рубашки. На пояс я прицепила два кармашка и подаренный кинжал, Гиссара же ограничилась только им.

Вода в тот вечер была приятно прохладной в глубине и совсем теплой у самой поверхности. Дав своим телам привыкнуть к состоянию невесомости и мягким объятьям, мы направились вглубь озера, туда, где вода была совсем светлой, а дно недосягаемым. Обычно ярко-синий цвет ей предавали водоросли, обитающие только здесь — длинные листы на огромных стеблях, тянущиеся к поверхности. Ныряльщикам приходилось обрубать их, а потом цеплять на специальные крюки за кораблями. На бурых, с серыми пятнами водорослях, кочующих островками по всему озеру, любили селиться моллюски, раскрашенными раковинами которых посыпались местные дороги, а мясо ели с соком ревеня и маслом. Как раз такой «островок» возник на нашем пути, и пришлось обплывать его по широкой дуге, ведь в подводных щупальцах травы так легко запутаться. Позже Гиссара говорила, что не иначе русалки решили помочь нам, ведь не уплыви мы далеко от города, то все могло сложиться иначе. А тогда… тогда она смеялась нам моим напряженным лицом и тем что я совсем-совсем не могу говорить когда плыву. Но я не собиралась на нее обижаться, наоборот была благодарна за науку, ведь до этого практически вообще не умела плавать.

  2