ФАНТАСТИКА

ДЕТЕКТИВЫ И БОЕВИКИ

ПРОЗА

ЛЮБОВНЫЕ РОМАНЫ

ПРИКЛЮЧЕНИЯ

ДЕТСКИЕ КНИГИ

ПОЭЗИЯ, ДРАМАТУРГИЯ

НАУКА, ОБРАЗОВАНИЕ

ДОКУМЕНТАЛЬНОЕ

СПРАВОЧНИКИ

ЮМОР

ДОМ, СЕМЬЯ

РЕЛИГИЯ

ДЕЛОВАЯ ЛИТЕРАТУРА

Последние отзывы

Любовь не картошка

Не моё нисколько не впечатлил >>>>>

Благородный соблазнитель

Слащаво и приторно >>>>>




Loading...
  1  

Полина Раевская

Во власти страха( Дневник Анны)




От автора; данный роман является бонусом к романам За любовь и За любовь, которой больше нет. Написан по просьбе моих читателей и является моим новогодним подарком им. Прежде чем читать данный бонус, необходимо прочесть вышеупомянутые книги.


1 Приоритеты

Я проснулась очень рано, и совершенно не понимая, что происходит и почему я в кабинете. А когда повернулась и вовсе пришла в ужас, обнаружив, что в постели не одна, хотя кожаный диван вместо простыни и плед на замену одеялу, сложно назвать постелью, но в ту минуту меня волновал лишь спящий рядом муж, точнее бывший муж. Удивительно, что за пять лет, прошедших с нашего развода, я до сих пор считаю его « своим» и в тоже время бесконечно чужим. Как такое возможно, сама не знаю. Но это был факт, и я чувствовала смущение, словно мы не десять лет знакомы, а всего одну ночь. Мне было не по себе за свое вчерашнее поведение-набросилась на него, словно изголодавшаяся по мужику баба. Впрочем, я такая и есть - «изголодавшаяся по мужику баба», хотя нет, не по мужику, а именно по нему. По рукам его нежным и в тоже время грубым, дарящим как неземное наслаждение, так и адскую боль. Мне всегда нравились его руки, с юности был пунктик обращать внимание у мужчины, прежде всего на них. У моего …. у Маркуса они красивые и ухоженные, с сеточкой проступающих под смуглой кожей вен, с мелкими шрамами на костяшках пальцев, с идеальным маникюром , что меня немного веселило поначалу. Наверно, сказывался русский менталитет или просто я такая «темная» была. Пальцы моего мужчины из тех, что называют « музыкальные» : длинные, худые, узкие у кончика, широкие в середине и вновь сужающиеся у основания из-за чего кольцо, которое он носил на мизинце было ему великоватым, но не спадало . Обручальное же он никогда не носил, и это было обидно. Хотя в череде бесконечных обид уже кажется мелочью.

Я любила его руки пока не начала боятся…..И кажется, до сих пор не поборола этот страх. Смотрю на них: лежат у меня на талии, а я даже прикоснуться не могу, словно все, что было этой ночью, было не со мной. Вчера эмоции захлестнули, и я на мгновение освободилась от оков, сдерживающих меня уже на протяжении пяти лет, но сейчас чувствую, как вновь словно каменею, возвращаюсь в свой кокон натянутых улыбок, продуманных слов, осторожности, наблюдательности и подозрительности. Анна Гончарова теперь такая, а то, что было ночью-это лишь отголосок прошлых дней, ностальгия ….

Полежав еще немного, собралась с духом и осторожно начала подниматься, стараясь не разбудить Маркуса. За окном еще было темно, поэтому я наощупь стала шарить по полу в поисках трусиков, которые Маркус снял с меня где-то на диване-это я помню очень хорошо. В животе сладко оборвалось от воспоминаний, я улыбнулась краешком губ. Мне вдруг нестерпимо захотелось посмотреть на моего ….нарушителя покоя. Я повернула голову и застыла, сердце ухнуло с огромной высоты, стоило только встретится с пристальным взглядом . У меня мурашки побежали по коже. В полумраке Маркус был похож на героя романа Стокера: короткие, черные волосы после сна были всклочены и торчали в разные стороны, завиваясь у висков. Несмотря на то, что Маркус был смуглым, кожа имела нездоровый, сероватый оттенок. Оно и понятно: из тюрьмы здоровыми не возвращаются. Лицо было настолько худым, что черты заострились и казались, будто высеченными из камня. Впалые щеки были покрыты щетиной, придавая ему разбойничий вид, но самыми зловещим на этом лице были глаза : не карие, а именно черные, дьявольские, кажущиеся большими за счет худобы, слегка прищуренные в эту минуту. Они настороженно следили за каждым моим движением. Я тяжело сглотнула, попытка улыбнутся провалилась с треском. Чувство неловкости затопило, и я прижала плед к груди, стараясь хоть немного прикрыть наготу. Маркус заметил это движение и слегка нахмурился, перевел взгляд на мое лицо. Я же чувствовала себя просто дурой, но ничего не могла с собой поделать. Что-то сковало меня изнутри и не давало вздохнуть.

  1