ФАНТАСТИКА

ДЕТЕКТИВЫ И БОЕВИКИ

ПРОЗА

ЛЮБОВНЫЕ РОМАНЫ

ПРИКЛЮЧЕНИЯ

ДЕТСКИЕ КНИГИ

ПОЭЗИЯ, ДРАМАТУРГИЯ

НАУКА, ОБРАЗОВАНИЕ

ДОКУМЕНТАЛЬНОЕ

СПРАВОЧНИКИ

ЮМОР

ДОМ, СЕМЬЯ

РЕЛИГИЯ

ДЕЛОВАЯ ЛИТЕРАТУРА

Последние отзывы

За любовь

Осталось двоякое чувство после прочтения, с одной стороны интересный роман, но с другой очень тяжёлый... постоянные... >>>>>




Loading...
  2  

Улыбка Альмы потускнела.

– Доктор предписал постельный режим, но синьор Джованни настаивает, что чувствует себя хорошо. Он на своем любимом месте на террасе.

Аллегра повернулась и пошла в направлении западного крыла виллы, где, сколько она себя помнила, дедушка завтракал.

– Аллегра? – услышала она за спиной. Остановившись, девушка повернулась к экономке.

При виде ее расстроенного лица, у Аллегры холодок пробежал по спине.

Она не сомневалась в словах брата, но, по правде говоря, на приеме он был слишком увлечен своей спутницей, и в глубине души Аллегра надеялась, что Матео преувеличил серьезность ситуации.

Однако выражение лица экономки подтвердило ее худшие опасения.

– Он очень изменился с тех пор, когда вы видели его в последний раз. Будьте к этому готовы.

Аллегра молча кивнула. Во рту у нее пересохло. Она вытерла вспотевшие ладони о голубое льняное платье, продолжая идти к западному крылу, не замечая ни яркого солнечного света, льющегося из окон, ни бесценных произведений искусства на стенах.

«Будьте готовы», – звучали в ушах слова экономки.

Несмотря на предупреждение Аллегра так и ахнула, выйдя на залитую солнцем открытую веранду. Она ожидала застать деда в его любимом кресле, а вместо этого он лежал в кровати, рядом стоял кислородный баллон. Перемена была настолько разительна, что Аллегра застыла в дверях.

Дедушка прерывисто дышал, тяжелые веки прикрыты, кашемировое одеяло натянуто до самого подбородка. Копна седых волос обрамляла одутловатое морщинистое лицо. Вместо крепкого пожилого мужчины со здоровым цветом лица она увидела перед собой дряхлого старца.

– Так и будешь стоять на пороге, как мраморная статуя? – Раздраженный голос деда вывел Аллегру из транса, и она двинулась к кровати.

– Дедушка… – Она запнулась, не зная, что сказать дальше.

– Подойди и сядь. – Джованни похлопал вялой рукой по краю кровати. Она притулилась на краешке кровати, подавив готовое вырваться наружу рыдание. К счастью, пристальный взгляд ясных серых глаз совсем не изменился, лишь слегка затуманился болью.

– Почему ты мне не сказал? – прошептала она, стараясь справиться с подступившими слезами. – Мы много раз говорили по телефону. Почему ты не послал за мной раньше?

– Ты была занята другими делами.

Аллегра нахмурилась.

– Какими, например?

– Я знал, как важен для тебя благотворительный прием, который ты организовала. Насколько мне известно, он прошел с большим успехом. Я не хотел отвлекать тебя своими болячками.

– Твое здоровье важнее любой работы. И ты об этом прекрасно знаешь. Ты должен был меня вызвать.

Он слабо улыбнулся.

– Считай, что я получил по заслугам.

Огорченная, Аллегра покачала головой.

– Прости меня, пожалуйста.

– За что, скажи на милость? Я горжусь тобой, дорогая. – Он протянул ей крупную руку, и Аллегра вложила в нее свою. Его прикосновение было теплым и успокаивающим, но не таким крепким, как прежде.

– Итак, Матео говорил с тобой?

Аллегра кивнула, судорожно сглотнув.

– У тебя обострение лейкоза? И врачи дают тебе не больше года? – дрожащим голосом спросила она, надеясь, что дед опровергнет ее слова, но тот лишь утвердительно кивнул.

– Да, – подтвердил он, пристально глядя на внучку. – И на этот раз медицинского вмешательства не будет. Врачи сказали, что прошлый раз был достаточно рискованным.

– Ты уверен, что врачи абсолютно бессильны? Я могу кое-кому позвонить…

– Дорогая моя девочка, я не для этого позвал тебя. Я пятнадцать лет борюсь с болезнью. Я прожил хорошую жизнь, сумел многого добиться. Я смирился с неизбежным. Но прежде чем я уйду…

– Пожалуйста, не говори так, – взмолилась Аллегра.

Сочувственно посмотрев на внучку, он покачал головой.

– Ты примешь это, как уже приняла не один тяжкий удар судьбы. Ты сильная, моя Аллегра. А горести закаляют характер. По себе знаю.

Аллегре хотелось по-детски заткнуть уши, чтобы не слушать философствования деда. Но она не привыкла прятать голову в песок. Она с детства отвечала за всех братьев и сестер. Алессандро, старший из братьев, и близнецы-озорники Данте и Дарио были отправлены в пансион. Аллегра занималась двумя младшими сестрами и братом. Она как могла старалась облегчить их сиротскую жизнь. Няни менялись со скоростью вращающихся дверей. Дед был занят строительством своей империи. Аллегра пыталась привнести стабильность в жизнь семьи.

  2