ФАНТАСТИКА

ДЕТЕКТИВЫ И БОЕВИКИ

ПРОЗА

ЛЮБОВНЫЕ РОМАНЫ

ПРИКЛЮЧЕНИЯ

ДЕТСКИЕ КНИГИ

ПОЭЗИЯ, ДРАМАТУРГИЯ

НАУКА, ОБРАЗОВАНИЕ

ДОКУМЕНТАЛЬНОЕ

СПРАВОЧНИКИ

ЮМОР

ДОМ, СЕМЬЯ

РЕЛИГИЯ

ДЕЛОВАЯ ЛИТЕРАТУРА

Последние отзывы

Ночь, которая решила все

Ерунда какая-то, всё как-то скомкано. >>>>>




Loading...
  1  

Лиза Клейпас

Свадьба Хатауэйев

Глава 1

Июнь 1851

Гэмпшир, Англия 

Кева Меррипена не удивляли дурные приметы, которые он замечал всё чаще по мере приближения дня их бракосочетания. Но он намеревался жениться на Уин, и никакие силы в мире не могли послужить этому преградой.

– Ничто не остановит нашу свадьбу, – сказал он, входя в спальню вечером накануне церемонии. – Я женюсь на тебе, даже если молния ударит в церковь. Даже если Стоуни-Кросс поглотит потоп, или священник напьётся в стельку, или стадо обезумевших животных промчится через толпу гостей.

Насмешливо улыбаясь, Уиннифред убавила пламя в лампе и подошла к своему жениху.

– Я полагаю, ты волнуешься, что на нашей свадьбе что-то может пойти не так?

– Конечно. Это же свадьба Хатауэйев.

Несмотря на испытываемое недовольство, Кев почувствовал, как участился его пульс, а кровь бешено зашумела в жилах, когда Уин приблизилась к нему. Она была, словно ангел, её изящное тело пряталось под белоснежными кружевами и складками мягкого шёлка, а лёгкие светлые волосы свободными, блестящими волнами струились по спине. Он любил её со страстью, которая походила на поклонение... и всё же она была женщиной из плоти и крови, дарованной ему судьбой. Его женщиной. Было в Уин нечто такое, что с лёгкостью разрушало все его защитные барьеры и касалось самой потаённой части души.

Уин обвила Кева руками за шею и стала ласково перебирать пальчиками волосы у него на затылке. Она прильнула к своему встревоженному жениху, и её соблазнительные, мягкие формы сладко прижались к его крепкому телу.

– Что тебя беспокоит? – прошептала она.

Кев, заворожённый игрой света в волосах Уин, провел губами по нежному, золотистому локону у неё на виске.

– Утром Беатрис нашла в лесу раненую сову и принесла её в дом.

– Бедняжка. Никто не поможет искалеченной птице лучше, чем наша Беатрис.

– Ты кое-что упустила, – сказал Keв, хмуро улыбаясь. – Совы – к несчастью.

– Я не верю в приметы, – Уин приподнялась на цыпочках и игриво потерлась своим изящным носиком о кончик носа своего жениха.

Кев заставил себя признаться ещё кое в чем.

– Сегодня краем глаза я увидел твое подвенечное платье, когда Амелия что-то подшивала на нём, сидя в комнате.

– Да, но ты же не видел меня в свадебном платье.

– Все равно – это плохой знак, – продолжал настаивать Кев. – А еще работница на ферме рассказала мне одно старинное стихотворение gadje ( Gadjo — люди, не являющиеся цыганами) о выборе удачного дня для свадьбы, и суббота является самым худшим из всех.

– Я знаю это стихотворение. Понедельник – богатеть, Вторник – здороветь, Среда – сплошные удачи, Четверг – убытки, Пятница – пытки, Суббота – одни неудачи.

Keв одарил Уин коротким, хмурым взглядом.

– Ты знала это стихотворение, и всё равно выбрала субботу для нашей свадьбы?

– Альманах сказал, что это будет замечательный день, – возразила Уин, – и, кроме того, я не подумала о том, что ты веришь в приметы gadje.

– Я верю во всё, когда речь идёт о нашей свадьбе!

Уинн усмехнулась дразнящей улыбкой.

– Ты слишком суеверный.

Она подошла к кровати, чтобы расстелить её. Посмотрев на Кева пылким, дразнящим взглядом, Уин развязала пояс халата и стала медленно расстегивать длинный ряд маленьких пуговиц.

– Я уже твоя, Кев. И неважно, если на свадьбе что-то пойдет не так... Эта церемония – всего лишь простая формальность. Мы давно обменялись клятвами и исполнили их… или мне только приснилось, что совсем недавно ты украл меня прямо из этой кровати?

Как Уин и предполагала, напоминание об этом целиком завладело вниманием Кева.

– Ты не возражала, – сказал он, наблюдая за тем, как его невеста одну за другой расстегивает крошечные пуговички. В кружевном вырезе сорочки мелькнула её нежная грудь, и Меррипен, с трудом передвигаясь, медленно подошел к Уин.

– Разумеется, я не сопротивлялась. Долгие годы я пыталась заставить тебя обратить на себя внимание.

– Я всегда желал тебя, – выдохнул Кев низким, хриплым голосом.

– Я знаю. Но ты был таким упрямым.

Постепенно полы её сорочки распахнулись, приоткрыв взгляду мужчины нежную, бледную кожу.

Уин заметила реакцию Кева на своё маленькое сексуальное представление, и вспышка удовлетворения мелькнула в глазах девушки прежде, чем она сумела погасить её.

  1