ФАНТАСТИКА

ДЕТЕКТИВЫ И БОЕВИКИ

ПРОЗА

ЛЮБОВНЫЕ РОМАНЫ

ПРИКЛЮЧЕНИЯ

ДЕТСКИЕ КНИГИ

ПОЭЗИЯ, ДРАМАТУРГИЯ

НАУКА, ОБРАЗОВАНИЕ

ДОКУМЕНТАЛЬНОЕ

СПРАВОЧНИКИ

ЮМОР

ДОМ, СЕМЬЯ

РЕЛИГИЯ

ДЕЛОВАЯ ЛИТЕРАТУРА

Последние отзывы

Непокорная невеста

Неплохой роман, но своим ангелом-демоном в конце все трогательное впечатление от него испортил. >>>>>




Loading...
  1  

Наталья Калинина

СТЕКЛЯННЫЙ ОМУТ

Около старой деревни есть пруд. Обычно это тихое и спокойное место, но наступает время, когда водоем вдруг превращается в ловушку.

Рите предстоит пройти всего лишь в шаге от опасности. Недаром девушке снится, что она бьется под водой, не в силах преодолеть ледяную броню, сковавшую поверхность пруда, несмотря на разгар лета. Но Рита приложит все усилия, чтобы выжить самой и спасти дорогих ее сердцу людей.

ПРОЛОГ

1950год.

- Стешка, ты погляди-ка только! Откуда она взялась? Отродясь в нашем озере не водилось птиц таких. – Валентина от возбуждения даже подпрыгивала на месте, рискуя опрокинуть наполненную лесными ягодами корзинку, поставленную у босых ног. – Лебедка никак! Прилетела откуда-то.

- Тише ты, тише, - шикнула на Валентину Стеша, заметив, что корзинка опасно накренилась и поползла по склону, покрытому скользкой от непросохшей росы травой, к озеру. А ну-ка просыплет ягоды, так мамка ругаться будет! Мать еще с вечера поставила в деревянной кадке тесто для ягодного пирога. Будет им сегодня за обедом радость. Если, конечно, Валька не опрокинет корзинку и не оставит всю семью без сладкой начинки. С младшей сестрой нужно быть строгой, иначе и не слушает.

- Стешк, да ты погляди, погляди, она сюда плывет али как? У-у-у, какая красавица! Вот бы потрогать!

- Как же, потрогаешь, - фыркнула Степанида. – Как её приманишь?

- Хлебом! – не унималась младшая сестра. Сев прямо на травку, она поставила корзинку себе на колени и принялась в ней копаться.

- Тише ты, чучело! Ягоды передавишь! – зашипела Степанида и протянула руку, чтобы забрать у сестренки корзинку. Заругается мамка, как пить дать, заругается! Увидит передавленные ягоды и даст им нагоняю. Вальке – за то, что влезла лапами в ягоды, ей, Степаниде, за то, что не следила за младшей. А как она не следит? Следит! Только Валька разве слушает? Делает всё, как ей на душу ляжет. Разница между ними год всего. Почти незаметно. Вот если бы годков пять.… Тогда бы почитала Валька Степаниду как старшую. А то почти погодки.… Ох, тяжела судьба Степаниды! Следить надо за сестрой, строгой быть. А самой-то хочется так же проказничать, как Вальке. Но мамка часто напоминает, что она, Степанида, старшая, негоже ей озорничать!

- Нету хлеба! – проворчала Стеша, забирая корзинку себе. – Сама же последнюю краюху съела! Всё до крошечки, забыла?

- А ягоды птицы едят? – нашлась тут же Валька, с вожделением глядя на тёмно-синие с сизым налётом черничные ягоды.

Птицы ягоды едят, но вот понравится ли лебедю черника, Степанида не знала. Правда, признаваться в этом Валентине не стала. Скривила губы в усмешке:

- Где это видано, чтобы лебеди чернику ели!

А Валентина, в какой уже раз, подумала о том, что было бы здорово научиться усмехаться, как старшая сестра. Чтобы вот так без слов выразить и своё превосходство, и унизить того, кому усмешка предназначена. С соседом Васькой Козловым у неё уже давно велась война. Ни дня не проходило без того, чтобы хулиган Васька не придумал, как задеть её: то комом сырой земли в неё метнёт, то крикнет что-то обидное. Валентина поначалу злилась и плакала, а потом решила сменить тактику и одаривать врага презрением. Подружка Аська считала, что Васька давно в Валю влюблён. Глупости, конечно, болтает…. Но глупости-то глупостями, а грели её такие слова. Васька, несмотря на скверный характер, был красивым. Наверное, самым красивым мальчиком в деревне. И Валя сама не поняла, когда перестала видеть в нём только врага…. Ох, как бы усмехнуться вот так, чтобы потом Васька мучился совестью, сох бы по ней, Валентине, как осенний лист. А она будет проходить мимо него гордо. И лишь вот так со значением усмехаться….

Видимо, задумалась она о своём надолго, потому что Степанида вдруг ткнула её в бок.

- Ой, уплывает, - спохватилась Валентина, увидев, как лебедь развернулся к ним хвостом и поплыл к противоположному от них берегу озера.

- Ну а что ж ты думала, с тобой будет здороваться? Пойдем-ка домой, мамка уже заждалась.

По дороге Валька вдруг остановилась как вкопанная, так что идущая по узкой тропе за ней Степанида чуть не уткнулась ей в спину и не просыпала ягоды из корзины.

- Чего встала? – зло зашипела она в спину сестре. Но Валентина, будто не услышала. Развернулась и, смешно тараща тёмно-синие глаза, что та черника, глаза, страшным шепотом произнесла:

  1