ФАНТАСТИКА

ДЕТЕКТИВЫ И БОЕВИКИ

ПРОЗА

ЛЮБОВНЫЕ РОМАНЫ

ПРИКЛЮЧЕНИЯ

ДЕТСКИЕ КНИГИ

ПОЭЗИЯ, ДРАМАТУРГИЯ

НАУКА, ОБРАЗОВАНИЕ

ДОКУМЕНТАЛЬНОЕ

СПРАВОЧНИКИ

ЮМОР

ДОМ, СЕМЬЯ

РЕЛИГИЯ

ДЕЛОВАЯ ЛИТЕРАТУРА

Последние отзывы

Кто в доме хозяйка?

Интересно! Но заканчивается на самом интересном месте >>>>>

Влюбиться в Джеки

Ничего особенного. И скучновато. Но романтично >>>>>

Алмазное ассорти

Вечер скоротать можно, немного затянуто >>>>>

Список жертв

Роман скучноватый, с предыдущими не сравнить. Про отношения самих героев довольно мало, много отступлений на преступника.... >>>>>




  2  

- Я обеспечу тебя, и, поверь мне, ты отработаешь каждый пенни, - его взгляд скользнул вниз по ее телу, внезапно заставив ее почувствовать себя голой, а плоть слишком горячей и напряженной. – Я переведу на твое имя достаточно ценных бумаг, и я не желаю, чтобы ты работала. И точка.

Ей было неприятно, что он низвел их отношения, а это были именно отношения, несмотря на то, что он это отрицал, к некоей купле-продаже. Но она осознавала, что это была единственная основа, на которую он может пойти. С другой стороны, она согласилась бы любые условия, какие бы он ни выдвинул.

- Что ж, - ответила она, машинально подыскивая слова, которые он мог принять и понять, слова, которые лишены и намека на эмоции. – Идет.

В течение долгой минуты он смотрел на нее с бесстрастным, как всегда, выражением лица. Его выдавало только пламя в глазах. Потом он встал, подошел к двери, закрыл ее и запер на ключ, несмотря на то, что рабочий день закончился, и они были одни. Когда он возвращался к ней, Анна явственно видела его возбуждение, и ее тело напряглось в ответ. Ее дыхание стало быстрым и поверхностным, поскольку он уже был рядом.

- Тогда ты могла бы сразу приступить к своим обязанностям, - сказал он, притягивая ее к себе.


Глава 1

Два года спустя


Анна услышала, как его ключ поворачивается в замочной скважине и села на диван, выпрямив спину. Он вернулся на день раньше, чем обещал, и, конечно же, не позвонил. Он никогда не звонил ей, оправляясь в поездку, потому что это было бы слишком похоже на признание того, что между ними существуют отношения. Даже спустя два года он по-прежнему настаивал на раздельном проживании. И каждое утро заезжал к себе домой, чтобы переодеться перед тем, как отправиться на работу.

Она не бросилась в его объятия, так как это тоже было для него неприемлемо. Сейчас она очень хорошо знала мужчину, которого любила. Он не мог принять ничего, что бы походило на заботу, хотя она не понимала, почему. Он тщательно избегал всякой демонстрации своего желания видеть ее, никогда не называл ее уменьшительными именами, никогда не одаривал мимолетной и случайной лаской, никогда не шептал ей слов любви, даже во время самой страстной физической близости. То, что он говорил в постели голосом, хриплым от вожделения, всегда касалось только сексуальной потребности и возбуждения, но он был чувственным и заботливым любовником. Ей нравилось заниматься с ним любовью не только из-за удовлетворения, которое он всегда давал ей, но и потому, что под видом физического желания она могла выразить ему свою привязанность. Ту самую, которую он отказывался принимать за пределами постели.

Когда они занимались любовью, у нее был повод касаться его, целовать его, прижиматься к нему, и в такие моменты он свободнее проявлял нежность. Долгими темными ночами он был ненасытен. И не только в сексе, но и просто в желании быть ближе к ней. Каждую ночь она спала в его объятиях, и если по какой-то причине она отодвигалась от него, он обязательно просыпался и притягивал ее назад, снова пристраивая рядом с собой. С приходом утра он снова замыкался в себе, но ночами он полностью принадлежал ей. Иногда ей казалось, что он нуждается в этих ночах так же сильно, как и она, и по тем же самым причинам. Только ночами он мог позволить себе дарить и принимать любовь в любом ее проявлении.

Итак, она заставила себя сидеть неподвижно, и продолжала держать на коленях раскрытую книгу, которую до этого читала. Только когда дверь открылась и она услышала стук кейса, опущенного на пол, Анна позволила себе посмотреть на него и улыбнуться. Ее сердце дрогнуло при одном взгляде на него, так же, как оно поступало в течение всех этих трех лет, и боль стиснула ей грудь от мысли, что она больше никогда не увидит его. У нее осталась с ним только одна ночь, только одна возможность, и затем она должна будет со всем этим покончить.

Он выглядел усталым. Под глазами у него залегли темные тени, складки в углах его великолепного рта стали глубже. Даже теперь, и далеко не в первый раз, она была поражена тем, как он невероятно красив, с его оливковой кожей, темными волосами и глазами чистейшего темно-зеленого цвета. Он никогда не упоминал о своих родителях, и сейчас она задумалась о них, о комбинации генов, которая породила такое изумительное творение. Но это была еще одна тема, касаться которой она не смела.

Он снял пиджак и аккуратно повесил его в шкаф, а Анна тем временем подошла к маленькому бару и налила скотча, ровно на два пальца. Со вздохом признательности он взял напиток, и, потягивая его, стал ослаблять узел галстука. Анна отстранилась, не желая мешать ему, но ее глаза задержались на его широкой, мускулистой груди, и ее тело начало реагировать на него привычным образом.

  2