ФАНТАСТИКА

ДЕТЕКТИВЫ И БОЕВИКИ

ПРОЗА

ЛЮБОВНЫЕ РОМАНЫ

ПРИКЛЮЧЕНИЯ

ДЕТСКИЕ КНИГИ

ПОЭЗИЯ, ДРАМАТУРГИЯ

НАУКА, ОБРАЗОВАНИЕ

ДОКУМЕНТАЛЬНОЕ

СПРАВОЧНИКИ

ЮМОР

ДОМ, СЕМЬЯ

РЕЛИГИЯ

ДЕЛОВАЯ ЛИТЕРАТУРА

Последние отзывы

Раз и навсегда

И снова и снова хочется перечитывать романы Макнот. >>>>>

Любовь и прочие неприятности

Ладно я поставлю 5. Это первый роман где по мимо главной героини, ещё и главный герой не может... >>>>>




Loading...
  1  

Валентина СЕДЛОВА

СТЕРВАМИ НЕ РОЖДАЮТСЯ…

* * *

Марина в очередной раз попыталась закрыть дверцу шкафа. Эх, ну почему же эти свадебные платья такие неудобные! А теперь оно будет топорщиться в своем целлофановом чехле и мешаться ей еще почти полгода! А все мать: «У нас появились средства, на которые мы вполне можем позволить купить тебе свадебное платье. Учти, что потом эти деньги уйдут на другие цели, останешься у разбитого корыта». Нет, в общем-то она, конечно, права: потом надо будет заказывать машины, оплачивать ресторан, свадебное путешествие… Только все это как-то неправильно, не по-настоящему. Нет, пожениться они с Валерой решили сами, хотя родители и с той, и с другой стороны их уже замучили: когда, да когда они наконец-то свяжут себя узами законного брака, скоро почти десять лет, как дружат (и даже больше, чем дружат). Как бы чего не вышло, сколько можно тянуть. И прочее, и прочее… Когда же они сказали, что решили играть свадьбу на Красную горку (чтобы семья была крепкая, и счастья побольше — примета такая), то Маринины родители просто с ума сошли. Каждую неделю в дом приносятся то новые комплекты постельного белья, то какие-то немыслимые сервизы и наборы посуды. А как же, приданное! (черт бы его побрал!) Надо же, чтобы все не хуже, чем у людей было, лицом в грязь не упасть! Вот и получается, что вся свадебная суета творилась как бы рядом, но сама невеста в ней участия как такового не принимала. И уже порядком от нее устала.

А с этим платьем вообще история целая вышла. Сначала они втроем — Марина, ее сестра Ирина и их мать — пошли в свадебный салон. А потом так же быстро из него вышли. Нет, платья там безусловно были, и какие платья, но вот цены… Решили, что покупать его будут на рынке. Здесь и поторговаться можно, и материал не самый дорогой выбрать. Марина быстро присмотрела себе буквально у первого же торговца прямо при входе на рынок одно из платьев: длинное, но не чрезмерно, изящно обтягивающее фигуру и без всяких там декольте, которые Маринка терпеть не могла. Увы, у матери с сестрой на этот счет было другое мнение. И они, конечно, как всегда настояли на своем. Теперь придется щеголять в этом кружевном облаке. Марина напоминала себе в нем грелку на чайник. Несметное число нижних юбок, совершенно идиотский обруч внизу, чтобы не портить форму, некое подобие шлейфа и полностью обнаженные плечи. И длинновато оно слегка, теперь придется высоченные каблуки покупать, чтобы не подметать полы этим великолепием. Нет, вот младшей сестре, Ирине то есть, это платье подошло бы в самый раз: она и ростом повыше, и худенькая, как тростинка. И это все при бюсте третьего размера! Мечта любого мужика, а не фигура! А вот у нее, Марины, все не так. И рост у нее метр шестьдесят с кепкой, и фигура ладная, но все же до сестры ей далеко, это точно. Сестра — вылитая копия матери в молодости, а она, Марина, статью больше в отцовскую родню пошла. Эх, да что там говорить! И чем бы придавить это дурацкое белое одеяние, чтобы шкаф все-таки закрылся?

Мысли Марины плавно перетекли в другое русло. Да, вот с будущим мужем ей здорово повезло. Даже не верится, что уже вместе так долго. А познакомились они, когда выгуливали собак. У нее тогда доживал свой почтенный собачий век маленький, уже почти седой коккер-спаниель, а Валера пытался дрессировать молодую и не в меру озорную колли. Сначала они созванивались, чтобы встретиться в парке и выгулять своих питомцев, потом, когда спаниель отправился в страну большой собачьей охоты, чтобы просто побродить вместе по аллеям. Они придумали друг другу «секретные» имена, и отныне ее звали Мышка, а его Седой. Коварная Ирка, подслушав их разговор, быстро донесла родителям, что Валерка зовет Маринку Мышкой, и это прозвище, перестав быть только их, так и прилипло к ней. А что — маленькая, неяркая, ничем особым не выделяется. Мышь она и есть мышь. Валеркино же прозвище как-то тихо кануло в Лету. По вечерам у них были совместные чаепития под присмотром бдительных родителей (еще бы, они ведь еще дети — по тринадцать лет каждому всего!). Еще где-то через год они перестали реагировать на дразнилки дворовой ребятни «тили-тили-тесто». Потом закончили школы, поступили в институты. Как-то незаметно перешли последнюю грань и обоюдно расстались с девственностью в объятьях друг друга. И даже как-то странно вышло: если раньше все подруги говорили, что она что-то рано связалась с мальчиком и слишком торопится начать взрослую жизнь, то теперь уже другие подруги говорили, что она слишком отстает от жизни. Вместо того, чтобы провести лучшие годы своей молодости на дискотеках и в немыслимых любовных авантюрах, тратит их на своего парня, который и так от нее никуда не денется. Хотя и тех, и других подругами назвать как-то сложно. Нет у нее подруг, и все. Мама с детства вдалбливала ей в голову простую мысль, что все так называемые «подруги» рано или поздно становятся соперницами и приносят одни лишь гадости. И в качестве примере всегда приводила историю своей знакомой, едва не уведшей от нее мужа, отца Марины и Ирины. Отец при этом рассказе всегда поджимал губы, словно пытаясь сдержаться и что-то не сказать, и тихонько исчезал из комнаты.

  1