ФАНТАСТИКА

ДЕТЕКТИВЫ И БОЕВИКИ

ПРОЗА

ЛЮБОВНЫЕ РОМАНЫ

ПРИКЛЮЧЕНИЯ

ДЕТСКИЕ КНИГИ

ПОЭЗИЯ, ДРАМАТУРГИЯ

НАУКА, ОБРАЗОВАНИЕ

ДОКУМЕНТАЛЬНОЕ

СПРАВОЧНИКИ

ЮМОР

ДОМ, СЕМЬЯ

РЕЛИГИЯ

ДЕЛОВАЯ ЛИТЕРАТУРА

Последние отзывы

Хочу только тебя!

Вкусно! Мне понравилось >>>>>

Рай. Том 2

Приятный роман! >>>>>




Loading...
  1  

Иар Эльтеррус

Пробуждение

    Ты идешь ниоткуда, ты идешь в никуда,
  • Мрак бессилья скрывая в бездонных зрачках.
  • На незримой дороге не отыщешь следа,
  • Словно все это сон, что рассыплется в прах.
  • Кем ты был, кем ты не был, кем ты станешь – ответ
  • Затерялся в потоке событий и встреч.
  • Только знаешь – возврата к прежней радости нет.
  • Только помнишь – в себе что-то важно сберечь.
  • Вновь подарками злыми «осчастливит» Судьба,
  • Кинет горстью, не спросит – готов, не готов.
  • Вновь в смятении разум, снова воля слаба
  • От дыханья сомнительных этих даров.
  • Для кого-то надежда, для кого-то ты – враг.
  • А по сути – фигура в нечестной игре.
  • Но отныне нет права на беспечность и страх,
  • Если кто-то решил, что есть – благо, что – вред.
  • Если кто-то решает, но душа видит ложь,
  • Мир дрожит в лихорадке, предвидя беду,—
  • И себя потеряешь, и иных не спасешь,
  • Если дух свой позволишь вести в поводу.
  • Так прими все проклятья, все насмешки судьбы,
  • Возроди сквозь себя их ростками добра,
  • Силой, мир пробудившей, не дающей забыть,
  • Что твой выбор и путь – не чужая игра.

Мартиэль

Пролог

У стены, возле вмурованного в нее кристалла Видения таких размеров, что это вызвало бы лютую зависть у любого мага (если бы оный маг каким-то чудом оказался здесь, что было совершенно невозможно), застыл с легкой полуулыбкой на лице седой худощавый человек в строгом черном костюме, обычном для игмалионского аристократа. На первый взгляд средних лет, но если присмотреться, то сразу становилось ясно – он значительно старше, чем кажется. Об этом четко говорили усталые, понимающие, слишком спокойные глаза. Пальцы левой руки легко касались узоров управления, начертанных под кристаллом, скользили по ним с едва заметной глазу скоростью – не каждый из признанных мастеров, что бы он там ни мнил о себе, мог работать с кристаллами так быстро.

Обнаружив искомое, седой дотронулся до узла активации, и в кристалле возникло изображение аляповато обставленной комнаты, в которой собрались несколько роскошно одетых, увешанных драгоценностями господ. Они о чем-то яростно спорили, размахивали руками и, похоже, никак не могли прийти к общему мнению. Улыбка седого стала шире, в глазах появилась насмешка и одновременно некое предвкушение. Около получаса он записывал на листе бумаги чьи-то имена, связывая их между собой бесчисленными стрелочками. Изредка седой приподнимал брови, демонстрируя удивление, или чуть слышно хмыкал и покачивал головой. Видимо, разговор этих людей касался чего-то, представлявшего для него большую важность. Когда они разошлись, седой погасил кристалл и покивал своим мыслям. Затем позвонил в колокольчик и бросил слуге, возникшему в кабинете, словно призрак:

– Вызови эрхи[1] ло’Двари, он должен быть у себя.

Слуга молча поклонился и исчез. Не прошло и пяти минут, как дверь снова отворилась, и в кабинет вошел сонный и усталый мужчина лет сорока с небольшим.

– Добрый день, да-нери[2], – поздоровался он. – Я вам нужен?

– Садитесь, – небрежно махнул рукой седой. – Нужны. Наши дорские друзья наконец-то договорились.

– Да ну? – приподнял брови ло’Двари, опускаясь в ближайшее кресло. – И пяти лет не прошло. Кто же выступил инициатором примирения?

– Герцог ло’Фейри.

– Не знал, что он участвует в заговоре. Да что там – подумать не мог…

– Очень хитрая старая сволочь, – усмехнулся седой, тоже садясь. – Он давно вызывал у меня подозрения своей показной лояльностью. А сейчас прокололся. Без его влияния эти господа никогда бы не нашли общий язык, слишком много у них разногласий.

– И до чего же они договорились? – Ло’Двари задумчиво смотрел на начальство и размышлял, какие неприятности лично ему может принести данный факт.

– До многого, но это пока неважно. Сейчас главное одно – дорские заговорщики ждут гонца из Торийского царства.

– Из другой каверны?[3] Но…

– Я тоже удивился, – казалось, седой смотрел собеседнику в самую душу, настолько пронзительным был его взгляд. – Неожиданный, очень неожиданный ход. Какая может быть у царства заинтересованность в связях с мятежными аристократами Игмалиона? Этого я пока не знаю, но твердо намерен выяснить. И в этом поможете мне вы, Стен.


  1