ФАНТАСТИКА

ДЕТЕКТИВЫ И БОЕВИКИ

ПРОЗА

ЛЮБОВНЫЕ РОМАНЫ

ПРИКЛЮЧЕНИЯ

ДЕТСКИЕ КНИГИ

ПОЭЗИЯ, ДРАМАТУРГИЯ

НАУКА, ОБРАЗОВАНИЕ

ДОКУМЕНТАЛЬНОЕ

СПРАВОЧНИКИ

ЮМОР

ДОМ, СЕМЬЯ

РЕЛИГИЯ

ДЕЛОВАЯ ЛИТЕРАТУРА

Последние отзывы

Стрела амура

Легко читается, позитивный роман,советую. >>>>>

Любить по-сицилийски

Понравилось. Когда стала читать думала брошу, потому что не люблю когда брат уводит у брата невесту, но потом все... >>>>>




Loading...
  2  

Свонн поздоровалась с гостями. Конечно же, их было девять, ведь пирог, испеченный Дженнет, был поделен на девять частей. Майкл Лин по-отцовски потрепал ее за щеку, и этот жест ни с того ни с сего вызвал у Свонн раздражение. Наверное, потому что за спиной у Майкла стоял Коннен — улыбающийся, сильный и красивый. Но не любимый и не желанный… Свонн холодно кивнула Коннену, пробормотав что-то вроде «рада вас видеть». Улыбку с лица юноши как ветром сдуло. Свонн переполнило злорадство — так тебе, получай! Не все же мне одной страдать от глупости наших отцов!

Уллин посадил дочь напротив «жениха». Синие глаза Свонн выстрелили в юношу льдом. Она знала Коннена в детстве, но это было очень, очень давно. Они вместе учились в школе «Меркситон Сэсл», но только в младших классах, потому что потом отец увез Коннена в Абердин. Несколько месяцев назад Коннен вернулся из Абердина, и два старых чудака — Майкл и Уллин — хлопнули по рукам и начали готовить детей к свадьбе. Свонн решила пока не выказывать отцу своего непокорства, но и не поощрять ухаживания Коннена, который, кажется, был совершенно не против их «пеленочной помолвки».

Гости расселись. За столом послышался осторожный шорох разговоров. Свонн вздохнула, заранее зная о том, что через несколько минут в зал внесут огромный поднос с пирожками, мармеладом и джемом. Ох уж эта церемония «большого чая»! Куда как приятнее было бы выпить чашку кофе, закусывая его шоколадной плиткой! Но нет: традиции в доме Макфернов — святое…

Свонн настолько увлеклась своим раздражением, что не услышала, как ее позвал Коннен.

— Свонн, — негромко произнес он. — Свонн…

Свонн удивленно подняла голову. Синие огоньки в ее глазах угрожающе заплясали.

— Да? — Раздражения, прозвучавшего в ее голосе, не расслышал бы только глухой.

Но у Коннена Лина слух был отличным. Молодой человек смутился, покраснел и, кажется, забыл о том, зачем позвал эту ледяную красавицу.

— Вы очень изменились, Свонн, — сказал он, поборов смущение, — стали совсем другой.

— Не удивительно, — высокомерно отозвалась Свонн. — Я тоже запомнила вас другим — неуклюжим подростком в квадратных очках… Кстати, где ваши очки, мистер Лин?

Свонн знала, что ее дерзость переходит все возможные границы. На месте этого Коннена она бы даже не стала удостаивать ответом человека, задавшего такой вопрос. Коннен вновь залился краской, как девушка на выданье, и пробормотал:

— Теперь я ношу линзы… Так гораздо удобнее…

Ей стало немного жаль этого смущенного юношу. Он не был похож на самоуверенного красавца, который знает, что девушка, сидящая напротив, скоро будет принадлежать ему. Свонн пожалела о взятой ею высокомерной ноте и решила сменить гнев на милость.

— В общем-то, очки не так уж и меняют лицо. Главное, подобрать оправу… — улыбнулась она Коннену.

— Я всегда ненавидел свои очки, — признался Коннен, которому явно полегчало от ее последней фразы. — И когда избавился от них, почувствовал себя совершенно другим человеком.

Их «философскую» беседу прервал Уллин, который встал, взял в руки изящный серебряный кубок и явно вознамерился произнести речь. Он обвел зал ястребиным взглядом, словно феодал, осматривающий свои владения, и, убедившись в том, что окружающие вняли его немому призыву, произнес:

— Друзья мои! Я всегда радуюсь, когда вы переступаете порог моего дома. Мое сердце всегда трепещет в предчувствии встречи с вами. И сегодня, в этот замечательный день, мне вдвойне радостно оттого, что со мной мои друзья…

Речь немного утомила его. Уллин набрал в легкие воздуха, дав тем самым Свонн время подумать, почему сегодняшний день чем-то отличается от других… Она удивленно посмотрела на отца и решила внимательно послушать вторую часть его речи.

— Ни для кого не секрет, — продолжил Уллин, — что у меня есть молодая и красивая дочь, гордость рода Макфернов. Все так же знают, что у моего друга — Майкла Лина — есть замечательный сын, молодой и сильный Коннен. Наши семьи решили объединиться еще тогда, когда эти юноша и девушка были детьми. И теперь, когда дети выросли, наша мечта осуществится. Выпьем за жениха и невесту — Коннена и Свонн!

Гости радостно загалдели. Сэр Майкл встал и пожал руку раскрасневшемуся от речи и довольства Уллину.

Вот и женились бы друг на друге! — скрежетала зубами Свонн. За окнами поместья был двадцать первый век, но ее отец, сэр Майкл, да и все остальные, присутствующие на ужине, словно позабыли об этом. Здесь по-прежнему царило Средневековье. Бред какой-то! Глаза Свонн наполнились слезами. Не плачь! Не плачь! — твердила она себе и старалась не моргать глазами, чтобы слезы не брызнули, не рассыпались бисером по щекам.

  2