ФАНТАСТИКА

ДЕТЕКТИВЫ И БОЕВИКИ

ПРОЗА

ЛЮБОВНЫЕ РОМАНЫ

ПРИКЛЮЧЕНИЯ

ДЕТСКИЕ КНИГИ

ПОЭЗИЯ, ДРАМАТУРГИЯ

НАУКА, ОБРАЗОВАНИЕ

ДОКУМЕНТАЛЬНОЕ

СПРАВОЧНИКИ

ЮМОР

ДОМ, СЕМЬЯ

РЕЛИГИЯ

ДЕЛОВАЯ ЛИТЕРАТУРА

Последние отзывы

Триумф нежности

Конечно, если читать этот роман после "Рая" или 'Битвы желаний", то он понравится гораздо меньше но тут... >>>>>

Мятежная страсть

Хорошо!!!Но не отлично!!! >>>>>




Loading...
  1  

© Drew Karpyshyn. Mass Effect: Ascension. 2008


Перевод: SaS, www.bioware.ru. 2009


ПРОЛОГ

Выпуск новостей на видеоэкране непрерывным потоком показывал картины смерти и разрушений, вызванных нападением Сарена на Цитадель. Как немое напоминание о пронесшемся здесь сражении, по всей Палате Совета были в беспорядке разбросаны тела гетов и офицеров СБЦ. Целые секции Президиума превратились в груды обгоревшего, искореженного металла. Оплавленные, почерневшие обломки, которые некогда были кораблями Флота Цитадели, хаотично плавали в облаках Туманности Змея, словно пояс астероидов, рожденный кровавым побоищем.

Призрак наблюдал за всем этим с холодной, бесстрастной отрешенностью. Работы по восстановлению и ремонту огромной космической станции уже начались, но последствия сражения были куда более серьезными, чем обширные физические повреждения. За недели, прошедшие с момента сокрушительного налета гетов, эфир каждого крупного СМИ в галактике был заполнен подобными репортажами и картинами немыслимой доселе трагедии.

Нападение нанесло сокрушительный удар по галактической власти инопланетных рас и их наивному представлению о собственной неуязвимости. Цитадель, средоточение силы Совета и символ их неоспоримой власти и могущества, чуть было не пала под натиском вражеского флота. Погибли десятки тысяч граждан; все системы Пространства Цитадели были в трауре.

Но там, где другие видели трагедию, он видел возможность. Он знал, наверное, лучше, чем кто бы то ни было еще, что внезапное осознание галактическими расами собственной уязвимости может помочь человечеству. Именно это и делало его особенным: он был человеком предвидения.

Когда-то он был таким же, как и все. Также как и прочих жителей Земли, его поразило обнаружением Протеанских руин на Марсе. Он с удивлением наблюдал за новостями, рассказывающими о первом жестоком контакте человечества с другими разумными формами жизни. Тогда он был обычным человеком, имел обычную работу и обычную жизнь. У него были друзья и семья. Более того, у него было имя.

Теперь ничего этого у него уже не было. Все это оказалось отброшено и забыто ради его дела. Он стал Призраком, перешагнувшим через свое заурядное существование во имя высшей цели. Человечество вырвалось за пределы Земли, но оно не нашло Бога. Вместо этого люди обнаружили процветающее галактическое сообщество: десятки рас, живущих в сотнях звездных систем, на тысячах планет. Ворвавшись на межзвездную политическую арену неопытными новичками, люди должны были адаптироваться и измениться, если хотели выжить.

Они не могли всецело полагаться на Альянс, эту разжиревшую политизированную организацию, состоящую из правительственных чиновников и военных структур различных уровней. Альянс являл собой неповоротливую, медлительную машину, отягощенную законами и условностями, и находящуюся под постоянным гнетом общественного мнения. Они слишком сильно старались потакать и угождать различным инопланетным расам, они были не способны — или не желали, — принимать трудные решения, необходимые для продвижения человечества вперед.

Людям Земли нужны были борцы за их дело. Им нужны были патриоты и герои, готовые принести необходимые жертвы, чтобы возвысить человечество над их соперниками в межзвездном противостоянии. Им нужен был «Цербер», а «Цербер не мог существовать без Призрака.

Он был человеком предвидения и понимал это. Без «Цербера» человечество было обречено на жалкое существование в роли раболепствующих слуг у ног инопланетных господ. Но даже теперь оставались те, кто назвал бы его действия преступными. Неэтичными. Аморальными. Со временем, история оправдает его поступки, но до тех пор он и его последователи были вынуждены прятаться, тайно двигаться к поставленным целям.

Картинка на экране сменилась, показав лицо коммандера Шепарда. Шепард — первый человек, вошедший в ряды Спектров, послужил орудием уничтожения Сарена и его гетов… по крайней мере, так заявляли официальные отчеты.

Призрак мог лишь догадываться о том, сколько правды не попало в эти отчеты. Он знал, что здесь срывалось нечто большее, чем простое нападение на Совет вышедшего из-под контроля Спектра-турианца, командующего армией гетов. Был еще и Властелин, огромный флагман Сарена. Выпуски новостей утверждали, что он был создан гетами, но только слепой или глупец поверил бы в это. Любой корабль, способный выдержать объединенную атаку флотов Альянса и Совета, должен быть настолько технологически совершенным, что создание подобного судна выходило далеко за пределы мастерства любой известной расы.

  1