ФАНТАСТИКА

ДЕТЕКТИВЫ И БОЕВИКИ

ПРОЗА

ЛЮБОВНЫЕ РОМАНЫ

ПРИКЛЮЧЕНИЯ

ДЕТСКИЕ КНИГИ

ПОЭЗИЯ, ДРАМАТУРГИЯ

НАУКА, ОБРАЗОВАНИЕ

ДОКУМЕНТАЛЬНОЕ

СПРАВОЧНИКИ

ЮМОР

ДОМ, СЕМЬЯ

РЕЛИГИЯ

ДЕЛОВАЯ ЛИТЕРАТУРА

Последние отзывы

Сильнее смерти

Очень красиво написано >>>>>

Роковое наследство

Сладкая сказка >>>>>

Верни мне надежду

Симпатичный роман... Коротко, ничего лишнего >>>>>




  2  

— Мужья мои, слава богу, были не абы что, а вполне приличные люди. Я делала их, они делали карьеру — все справедливо. Теперь я могу спокойно и, заметь, комфортно жить так, как мне хочется, пользуясь плодами моих вложений в этих мужчин!

Не поспоришь!

Первый раз Серафима вышла замуж в двадцать два года. Сразу по окончании с отличием исторического факультета и поступив в заочную аспирантуру, сочеталась браком со своим преподавателем.

Супруг ее имел кандидатскую степень и ревностно охранявшую его одиночество и принадлежность лично ей мамашу, с которой вместе жил.

Энергичная Сима всерьез занялась карьерой мужа и укрощением его мамаши.

За пять лет ее стараниями невзрачный, измятый холостяк без особых амбиций преобразился в блистательного, подтянутого, одетого с иголочки доктора наук.

Такие разительные перемены не обошлись без последствия — муж-красавец завел любовную интрижку со студенткой, чуть не стоившую ему карьеры.

Серафима взялась уладить конфликт в институте и на кафедре, где и сама к тому времени работала, но с определенным условием — развод и размен квартиры на два отдельных жилья. Когда родилась Стаська, Сима как раз пребывала во временной стадии «незамужества» и раздела имущества.

Странное дело, но с первым мужем Серафима дружит до сих пор, она еще не раз ему помогала в сложных ситуациях, выручала, потому что, хотя доктор наук и приобретал внешний лоск, характер его, увы, не изменился. И похороны его мамы организовывала бывшая жена. Но это только тетушкины тайны и истории.

Во второй раз Серафима вышла замуж за доктора каких-то там технических наук, к истории как к науке и профессии не имеющего и близкого отношения, что не смутило княгинюшку ни на секунду.

— Ну, в бой так в бой! — сказала Сима.

Она энергично знакомилась с его технико-научной «тусовкой», вникала в тамошние интриги, уясняла для себя традиции и пути карьерного роста с мужем номер два. Все оказалось сложнее из-за времени, бытующего в стране, и его национальности, с которой страна находилась в неприязненных отношениях.

Серафима Андреевна справилась — профессора он получил. И она помогла ему отбыть в Америку через обетованный для таких случаев Израиль.

Даром ей это не прошло, ее сильно прессинговали за бывшего мужа-эмигранта из красот социализма, и Симе пришлось уйти с работы. А она и не особо переживала, осела временно и удобно в музее научным сотрудником переждать шумиху. А искренне благодарный бывший муж-профессор, уезжая, оставил Серафиме квартиру и что-то там еще.

Но опять же это только княгинюшкины тайны и истории.

Как ни смешно, но и со вторым мужем Сима дружит до сих пор: они частенько перезваниваются, переписываются по электронной почте, ездят друг к другу в гости. Сима в девяносто каком-то лохматом году спасла ему жизнь, когда он попал в больницу, тяжело заболев, и позвонил ей проститься. Княгинюшка понеслась «в эту Америку», и тамошние врачи поняли, почему русские победили во Второй мировой войне — Сима устроила им там такую Курскую битву! Подняла всех специалистов на ноги, пригрозила миллионными судебными исками — словом, резвилась от души! Но профессора поставила на ноги, не отходила от него ни на минуту, кормила с ложечки, весь период реабилитации ухаживала, как за ребенком. И спасла-таки!

В третий, и «окончательный», как говорит Сима, раз она вышла замуж за академика Гольдина, подведя итог своей матримониальности: «За двадцать лет я, наконец, научилась выбирать мужей — от кандидатов наук, отягощенных мамашами с мерзким характером, к красавцам академикам!»

Классный был дядька Евгений Симонович Гольдин, кому академик, а кому дядя Женя.

Третье замужество стало для тетушки «Самым», с большой буквы.

Единственная настоящая сильная любовь и счастье от первого до последнего дня совместной жизни. Стася очень хорошо помнила, какой была в то время княгинюшка, будто светилась изнутри, улыбалась все время, смеялась, шутила и все поглядывала на своего Евгеньюшку влюбленными глазами.

Он умер. Во сне. И больше Стася такой княгинюшку никогда не видела.

У Евгения Симоновича не было родственников. Вернее, они были до определенной поры. Родители его давно почили, с первой женой дядя Женя развелся задолго до встречи с Симой, братьев-сестер не имел, какие-то дальние родственники числились, но отношений близких не поддерживали. Был сын Саша, Стаська его хорошо помнила, он приезжал к ним часто — веселый, шумный, большой, до глаз заросший бородищей. Когда он появлялся, начинался шум. Смех, диковинные истории про тайгу, в которой Саша проводил большую часть времени — работал не то геологом, не то нефтяником. Там, в экспедиции, и погиб. Дядя Женя и Сима тяжело пережили его смерть. Это Стаська тоже помнила — тишину и подавленность в доме и тетушкины тихие слезы.

  2