ФАНТАСТИКА

ДЕТЕКТИВЫ И БОЕВИКИ

ПРОЗА

ЛЮБОВНЫЕ РОМАНЫ

ПРИКЛЮЧЕНИЯ

ДЕТСКИЕ КНИГИ

ПОЭЗИЯ, ДРАМАТУРГИЯ

НАУКА, ОБРАЗОВАНИЕ

ДОКУМЕНТАЛЬНОЕ

СПРАВОЧНИКИ

ЮМОР

ДОМ, СЕМЬЯ

РЕЛИГИЯ

ДЕЛОВАЯ ЛИТЕРАТУРА

Последние отзывы

За любовь

Осталось двоякое чувство после прочтения, с одной стороны интересный роман, но с другой очень тяжёлый... постоянные... >>>>>




Loading...
  1  

Андрей Круз

Мария Круз

Земля лишних. За други своя


Суверенная Территория Техас, г. Аламо

22 год, 9 число 10 месяца, суббота, 09:00

Утром следующего дня мы вылетели в Аламо. Настроение у нас было более чем бодрое — я рассказал Боните все подробности своей встречи со Смитом. С какого угла ни смотри, какими словами ни называй, но Смит перешёл на нашу сторону. К нашему счастью, Родман оказался настолько мерзкой фигурой, что по-настоящему сохранять ему верность мог бы лишь последний подонок — из числа тех, какие встречаются редко. А большинство сотрудников Ордена набрано в основном из относительно нормальных людей, пусть даже излишне зацикленных на карьере и достижении цели любыми средствами. Спать с начальницей-лесбиянкой за должность и подсиживать сослуживцев — это совсем не то же самое, что торговать наркотиками и поставлять молодых девушек убийце-извращенцу.

Поэтому я знал, что новая информация, полученная от Хоффмана, пленных Диджуни и Володько, всё приключившееся с нами послужит прекрасной дополнительной мотивацией для Светланы, когда мы увидимся с ней и когда я попрошу её о помощи.

Насколько я успел понять Светлану, для неё это было бы настоящей «сверхмотивацией». А если учесть ещё и немалые деньги, которые я рассчитывал извлечь из сейфа Родмана и разделить между ней, Смитом и собой, то чистота помыслов в борьбе с врагом поднималась для моих новых союзников на недосягаемую высоту. Одно дело играть против собственного босса лишь для того, чтобы занять его кабинет, и другое дело — бороться за его кабинет ещё и с благородными целями. И не бесплатно. Цинично? Ну есть немного, не без этого, но так уж я смотрю на вещи. Лучше всего, когда высота помыслов влечёт за собой ещё и материальную выгоду.

Погода была потрясающей, самой что ни на есть лётной, в небе не было ни одного облачка, заправленный и проверенный перед вылетом самолёт нёс нас в Аламо бодро и радостно. Джей-Джей экономила не топливо, а время, поэтому мотор отдавал семьдесят пять процентов мощности вместо обычных пятидесяти пяти, и весь путь до Аламо занял у нас всего четыре часа с небольшим.

Джей-Джей посадила «сессну» плавно, как на перину, подрулила к обычному её месту стоянки, где и заглушила мотор. Мы втроём выбрались из машины, потягиваясь и разминаясь, и к нам на горном велосипеде подъехал среднего роста худощавый мужчина с седой бородой и тёмным, как старое дерево, загаром. Это и был Уилл Хитфилд, владелец «сессны» и всего аэродрома города Аламо. Мы поздоровались, он поинтересовался нашими впечатлениями от полёта и от машины.

— А какие ещё могут быть впечатления? Мы успели сделать в несколько раз больше, чем если бы ездили на машине, — ответила вместо меня Хитфилду Мария Пилар.

— Ни пыли, ни тряски, в удобном кресле. Чем плохо? — поддержал я Бониту. — Мечта!

— Видите вон тот «Пайпер Семинол»? Двухмоторный? — Хитфилд показал на стоявший неподалёку небольшой красно-белый двухмоторный самолёт.

— И что? — спросил я.

— Это самолёт моего приятеля, — ответил Уилл. — Самолёту восемь лет, он в прекрасном состоянии, всё время в одних руках, а теперь Джим его хочет продать. Хорошая машина от хорошего пилота, несёт больше тысячи ста фунтов груза и летает на ста семидесяти узлах почти на восемьсот морских миль. Два «лайкаминга» по сто восемьдесят сил каждый. Хорошая, крепкая машина. И у него есть ещё один, десятилетний «Пайпер Арроу», одномоторный, мотор в двести сил, делает почти сто сорок узлов, летает на восемьсот восемьдесят миль, поднимает девятьсот шестьдесят фунтов груза. Состояние хорошее, но у него было два владельца. И ещё я знаю один самолёт, десять лет, «Бич Бонанза», летает на ста восьмидесяти узлах почти на тысячу морских миль, поднимает тысячу двести фунтов, и у него самый комфортабельный салон, самый просторный, два человека экипажа и четверо пассажиров сидят лицом друг к другу. На мой взгляд, если у вас большая компания — лучший выбор.

Я аж крякнул после такого объявления:

— Уилл… мы, разумеется, не против покупки самолёта, но мы ведь не миллионеры… — осторожно ответил я впавшему в «торговый восторг» владельцу аэродрома. — А банки, насколько мне известно, кредиты под покупку самолётов здесь не дают, потому что гибнут одновременно и залог, и владелец, и спрашивать уже не с кого. А цены на покупку здесь не такие, как в Старом Свете.

  1