ФАНТАСТИКА

ДЕТЕКТИВЫ И БОЕВИКИ

ПРОЗА

ЛЮБОВНЫЕ РОМАНЫ

ПРИКЛЮЧЕНИЯ

ДЕТСКИЕ КНИГИ

ПОЭЗИЯ, ДРАМАТУРГИЯ

НАУКА, ОБРАЗОВАНИЕ

ДОКУМЕНТАЛЬНОЕ

СПРАВОЧНИКИ

ЮМОР

ДОМ, СЕМЬЯ

РЕЛИГИЯ

ДЕЛОВАЯ ЛИТЕРАТУРА

Последние отзывы

Босиком к счастью

приятный романчик все милые и пушистые рекомендую на ночь для приятных сновидений >>>>>

Я так хочу

Не зацепил ни разу ((((( >>>>>




Loading...
  2  

– Угу, Лотти мне и об этом сказала, – сочувственным тоном подтвердил он. – Ну да вы правильно сделали, что приехали сюда. «Поцелуй Борея» – славное местечко.

«Поцелуем Борея» именовалась гостиница, принадлежавшая Шарлотте и ее мужу Алекосу Галанакису.

– Жду не дождусь, когда наконец увижу его. Да и весь остров, – добавила Джин. – Он очень большой?

– Не-а. – Димитрис заметил, что запыхавшаяся Джин отстала, и остановился, чтобы подождать ее. – Лотти, конечно, скажет вам, что большая часть острова принадлежит Ангелиди, но и то, что осталось, чертовски живописный кусочек, уверяю вас.

Джин нахмурилась.

– С какой стати Шарлотта будет говорить со мной об этих… как их?.. Ангелиди?

– Да потому что Оливия собирается замуж за их сына, – беспечно пояснил Димитрис.

Оливия была дочерью Шарлотты и племянницей Джин. Димитрис между тем указал на вертолет, который дожидался их на посадочной полосе.

– А вот и моя гордость. Не беспокойтесь, у меня на борту есть холодильник. Вы, верно, не откажетесь выпить холодненького?

Он прибавил ходу и, когда Джин подошла, уже забросил ее вещи в вертолет.

– Добро пожаловать на борт! – весело сказал Димитрис, помогая Джин подняться в кабину. – Как только оторвемся от земли, вам станет гораздо лучше, вот увидите.

Джин от души надеялась, что это правда. Сейчас она изнывала от жары. Рубашка и джинсы неприятно липли к коже. Куртку Джин сняла, едва выйдя из «Боинга», – и все равно обливалась потом. Надо было сунуть в дорожную сумку сменную одежду, с горечью подумала Джин. Правда, сегодня утром она была слишком поглощена другими мыслями, чтобы помнить о подобных пустяках.

Сегодня утром… Но началось ее приключение накануне.

* * *

Этот человек смотрел на нее.

Джин неловко поёрзала на высоком табурете у стойки бара и сосредоточенно уставилась на стоящий перед ней стакан. Хотя она явилась в бар именно затем, чтобы подцепить первого попавшегося привлекательного мужчину, осуществить этот замысел оказалось куда сложнее, чем ей представлялось. Кроме того, хотя Джин и была почти уверена, что этот человек смотрит именно на нее, с тем же успехом он мог разглядывать что-то у нее за спиной. Такие молодые люди обычно не тратят время на повидавших виды разведенок, особенно если упомянутая разведенка отнюдь не похожа на супермодель.

Джин тяжело вздохнула – и позволила себе еще разок украдкой взглянуть на него. Их взгляды встретились. Жаркая кровь прихлынула к ее щекам, и она поспешно отвела глаза.

Боже милосердный! – подумала Джин, схватив стакан и подкрепив силы изрядным глотком водки с апельсиновым соком. Он и вправду смотрит на меня! Но почему? Не принял же он меня за состоятельную путешественницу – в дешевой-то бижутерии и одежде с распродажи!

Чтобы успокоиться, Джин сделала глубокий вдох. Беда в том, что она отвыкла от всего этого. Двадцать лет минуло с тех пор, как она принадлежала к разряду одиноких женщин, и теперь Джин силилась сообразить, как надо поступить, когда тебя разглядывают с неподдельным интересом. Прежде чем покинуть номер, она взглянула в зеркало и вполне одобрила свой вид, однако ничуть не заблуждалась на собственный счет: ее недавно подстриженные каштановые волосы и полноватая, определенно не модная фигура – отнюдь не эротический идеал мужчины. Как же, джентльмены предпочитают блондинок с осиными талиями! Кроме того, Джин слишком долго была – вот именно, была! – замужем, чтобы снова почувствовать себя одинокой привлекательной женщиной.

Но ведь именно поэтому она сюда и пришла! Именно для того и решила провести ночь в отеле аэропорта имени Кеннеди, перед тем как утром вылететь в Афины, а оттуда – на небольшой остров Тинос. Эта поездка должна была дать Джин шанс ненадолго, всего на пару недель, сбежать от боли и унижения, которые она пережила за последний год. И если, остановившись у Шарлотты, она не сумеет полностью отрешиться от своего прошлого, по крайней мере, она – впервые в жизни! – уже совершила решительный поступок.

Отчего же тогда ее смущает проявленный к ней каким-то незнакомым мужчиной интерес? Вряд ли она с ним еще когда-нибудь встретится. Кроме того, он для нее слишком молод. Если он и смотрит на нее пристально, то, скорее всего, из любопытства. В этом баре Джин выглядит неуместно… наверняка он ломает голову, как она оказалась здесь одна.

– Это ваше?

Джин вздрогнула. Хотя она ни на минуту не забывала о мужчине, сидящем у другого конца стойки, она так глубоко погрузилась в свои мысли, что вопрос застал ее врасплох.

  2