ФАНТАСТИКА

ДЕТЕКТИВЫ И БОЕВИКИ

ПРОЗА

ЛЮБОВНЫЕ РОМАНЫ

ПРИКЛЮЧЕНИЯ

ДЕТСКИЕ КНИГИ

ПОЭЗИЯ, ДРАМАТУРГИЯ

НАУКА, ОБРАЗОВАНИЕ

ДОКУМЕНТАЛЬНОЕ

СПРАВОЧНИКИ

ЮМОР

ДОМ, СЕМЬЯ

РЕЛИГИЯ

ДЕЛОВАЯ ЛИТЕРАТУРА




Loading...
  2  

- Ну?! - лениво поинтересовался он.

Таким тоном мог бы протянуть "My?!" племенной бык фермера, на чье поле случайно забрел колхозный бычок-задохлик.

- Вадим, это Федя, - мстительно сказала я. - Федя, это Вадим. Давай ты просто выкинешь его с балкона, а то у соседки за стенкой маленький ребенок спит?

- Как скажешь, крошка, - на удивление интеллигентным голосом согласился "качок" и начал вставать - нет, воздвигаться над диваном всеми бицепсами, трицепсами и прочей мышечной массой.

Вадим позевал отпавшей челюстью, попятился и, спотыкаясь, вылетел из квартиры, хлопнув дверью, чтобы дать себе пять секунд форы, пока конкурент будет ее открывать (или, скорее, выбивать с разбегу).

Я убедилась, что замок защелкнулся, и накинула еще и цепочку.

- А я тебе сразу говорил: он брачный аферист, - нравоучительно заметил "качок", укладываясь обратно.

- Федь, ну не надо, а? - Я бросила сумочку в угол под вешалкой, рядом с туфлями, на ходу стянула куртку и выпуталась из мини-юбки. - Ты мой халат не видел?

- На стиральной машине, - с легким неодобрением сообщил мужчина и, когда я уже дошла до ванной, мстительно добавил: - Валялся. Я его в шкаф повесил.

Чертыхнувшись, я пошла обратно.

В квартире умопомрачительно вкусно и возмутительно калорийно пахло едой. Я, не удержавшись, в обход ванной наведалась на кухню. За нереально-чистой дверцей духовки (как будто газ там вообще никогда не зажигали) просматривался жареный гусь, на столе стояли глубокая миска с овощным салатом и стакан свежевыжатого яблочного сока.

- Федь, спасибо! - крикнула я в приоткрытую дверь.

- Спасибом сыт не будешь, - ворчливым, но довольным голосом откликнулся красавчик.

Я открыла холодильник, зубами отодрала уголок у пакета со сметаной и честно, "с верхом", наполнила стоящую у порога мисочку.

"Бычара" испарился, оставив после себя сизый клуб не то дыма, не то шерсти, который шустро подкатился к миске и уткнулся в нее остренькой, напоминающей ежиную мордочкой. Сливки Федька любил больше, но и со сметаной состоял в очень теплых отношениях.

Интересно, почему домовые сами не могут полакомиться хозяйским добром - только если их угощают, причем от чистого сердца?

Переодевшись в любимый клетчатый халатик (немножко рваный, но критиков в семейных трусах тут, слава богу, уже нет!), я блаженно развалилась в кресле напротив телевизора, расставив на подлокотниках тарелки с яствами (называть их едой было кощунством). Федька вспрыгнул ко мне на колени и разлегся там уже в виде серого, лохматого и почти невесомого кота с шикарными белыми усищами.

- Забудь, - сыто промурлыкал он, подставляя мне щеку. - Найдем тебе др-р-ругого, получше!

Я почесала его за ухом, под подбородком. Урчание стало громче и басистей: "Хор-р-рошего, кр-р-расивого…"

- Мор-р-рдатого, - передразнила я. - Да ну их всех, Федька! Давай лучше какую-нибудь фантастику по видику посмотрим, посмеемся…

- Кстати, тебе Серафим звонил, - огорошил меня домовой. - Всего полчаса назад.

- Чего хотел? - осторожно поинтересовалась я.

Ответить Федька не успел - телефон снова запиликал.

- Алло?

- Это квартира Коробковой Елены Викторовны? - официально прорычала трубка.

- Вы не туда попали, - обреченно соврала я.

- Леночка, как тебе не стыдно обманывать начальство! - Голос Серафима Петровича загремел, кажется, из обеих мембран. - Я же тебя сразу узнал! Ты почему мобилку не берешь?

Потому что нарочно дома ее оставила, чтобы никто меня достать не мог.

- А если узнали - зачем спрашивали?

Шеф предпочел проигнорировать провокационный вопрос.

- Елена Викторовна, я хочу вас видеть!

Я злобно воткнула вилку обратно в гусиную ногу.

- Возьмите в третьем слева ящике мое личное дело. Там на первой странице большая цветная фотография.

- Леночка, не дури. Приезжай на работу.

- Но я же с нее только что вернулась! - возмутилась я. - Отчет у вас на столе, ведомость в бухгалтерии, кофе может сварить и Софья Павловна.

- Она сегодня пораньше отпросилась, - машинально возразил шеф. Пожилая секретарша обычно сидела в учреждении до последнего, каковым неизменно оказывался Серафим Петрович. - Стоп, стоп, не морочь мне голову! Какой кофе?! Леночка, у меня к тебе дело. Важное и серьезное.

- Ну? - Мало того, что на субботнее дежурство уговорили, так еще норовят вместо сокращенного дня удлиненный подсунуть!

  2