ФАНТАСТИКА

ДЕТЕКТИВЫ И БОЕВИКИ

ПРОЗА

ЛЮБОВНЫЕ РОМАНЫ

ПРИКЛЮЧЕНИЯ

ДЕТСКИЕ КНИГИ

ПОЭЗИЯ, ДРАМАТУРГИЯ

НАУКА, ОБРАЗОВАНИЕ

ДОКУМЕНТАЛЬНОЕ

СПРАВОЧНИКИ

ЮМОР

ДОМ, СЕМЬЯ

РЕЛИГИЯ

ДЕЛОВАЯ ЛИТЕРАТУРА

Последние отзывы

Жена и любовница

Миленько, но не цепляет. Мутные чувства, сюжет событиями не богат. На разочек. >>>>>

Ловушка для босса

Я так мыслю, что счастлива и довольна осталась только итальянская дружная семья вместе с нашей героиней ... >>>>>




Loading...
  1  

Александр Бушков

Сыщик

Этот витязь бедный никого не спас.

А ведь жил он в первый и последний раз…

Р. Рождественский

Роман частично основан на реальных событиях, хотя некоторые имена изменены.

Часть первая

ВОЛШЕБНЫЙ ВЗГЛЯД

ГЛАВА ПЕРВАЯ

ХИМЕРА

Это был самый обычный венский фиакр, запряжённый парой каурых лошадок, он ничем не отличался от сотен своих собратьев, день и ночь трудолюбиво перемещавшихся по улицам одной из самых блестящих столиц мира. Он не проделывал никаких рискованных манёвров из тех, на которые так охочи русские извозчики, наоборот, даже среди себе подобных казался воплощением флегматичности. Катил себе, не торопясь, по обсаженной каштанами аллее (кроны кое-где уже тронуло первыми робкими мазками осеннее золото).

Молодой человек в сером костюме, судя по всему, ничего не имел против этой покойной рысцы, поскольку кучера ни разу не поторопил. Он сидел в напряжённой позе, поставив меж коленей трость с массивной серебряной рукояткой и, судя по его нахмуренным бровям, был погружен в размышления. Внимательный наблюдатель и знаток человеческой природы безошибочно сделал бы вывод, что обуревавшие молодого человека мысли никак нельзя отнести к разряду весёлых и легкомысленных, — но наблюдателя такового в фиакре, разумеется, не имелось, и молодой человек в сером мог не заботиться о придании себе внешней невозмутимости, оставался озабоченным и серьёзным.

Он уже достаточно хорошо изучил Вену и знал, что они едут в пригород, где обитают люди отнюдь не бедные. Впрочем, это было бы ясно и несведущему: изящные каменные беседки по обе стороны аллеи, утопающие в зелени особняки… Следовало признать, что профессор Клейнберг, безусловно, не принадлежит к тем нищим гениям, что ютятся где-нибудь в мансарде или сыром подвале, с яростной надеждой ожидая благосклонного взгляда Фортуны. Несомненно, Фортуна известнейшего электротехника давно и щедро изволила одарить благосклонностью.

Фиакр миновал ресторан «Верре». У молодого человека было достаточно времени, чтобы рассмотреть заведение во всех деталях: возле бело-жёлтого здания стоят в ожидании хозяев лакированные экипажи, на открытой террасе вокруг каждого покрытого белоснежной скатертью столика суетятся по два, а то и по три официанта. Чуть поодаль, под раскидистыми липами, устроилась публика попроще, налегающая на сосиски и пиво, — а также имеющая возможность совершенно бесплатно наслаждаться долетающей из ресторана музыкой. Всё чинно, можно бы даже сказать, благолепно — ну, разумеется, немцы…

Когда фиакр делал поворот с главной аллеи, молодой человек вдруг встрепенулся и бросил внимательный взгляд назад. Кое-какие мысли у него появились, но их следовало проверить…

Фиакр остановился перед высокими ажурными воротами, в которые упиралась каштановая аллея. Справа, у калитки, виднелся небольшой домик привратника, в глубине немаленького парка возвышался респектабельный особняк из тёмно-красного кирпича, а ещё дальше располагались службы: каретный сарай, ещё какие-то флигеля. Положительно, толковому профессору в империи государя Франца-Иосифа жилось безбедно и даже роскошно.

Легко спрыгнув на землю, молодой человек в сером распорядился:

— Ожидайте, Густав. Сколько я там пробуду, пока неизвестно.

Густав, уже воткнувший кнут в специально предназначенное для него гнездо, по своей всегдашней привычке слегка кивнул и меланхолично ответил:

— Как вам будет угодно, майн герр.

И ссутулился на своём сиденье в истинно кучерской позе, привыкши к долгому ожиданию. Молодой человек, не теряя даром времени, решительно прошёл к высокой ажурной калитке и огляделся в поисках дверного молотка. Такового он не обнаружил, зато увидел широкую чёрную кнопку посреди белого фарфорового круга. Звонок был электрическим — ну, разумеется, следовало ожидать, что известный электротехник не будет отставать от прогресса. В отличие от императора и короля Франца-Иосифа, который, всему свету известно, остаётся чертовски консервативен: на автомобиле не ездит никогда и электрического освещения в своих резиденциях не заводит, предпочитая свечи, как встарь. Да и телефон в свои дворцы проводить не разрешает.

Молодой человек решительно придавил указательным пальцем кнопку, и в привратницкой явственно послышалась громкая, довольно мелодичная трель. Почти сразу же показался пожилой господин с бакенбардами весьма верноподданнического образца — в точности как у императора и короля. Он мог сойти и за владельца усадьбы, не будь настолько элегантен и безукоризнен. Как ни важно он выступал, в нём сразу всё же угадывалась свойственная именно вышколенным слугам предупредительность. Остановившись напротив визитера, он вопросительно глянул, ухитрившись без единого слова вопросить: «Что угодно господину?»

  1