ФАНТАСТИКА

ДЕТЕКТИВЫ И БОЕВИКИ

ПРОЗА

ЛЮБОВНЫЕ РОМАНЫ

ПРИКЛЮЧЕНИЯ

ДЕТСКИЕ КНИГИ

ПОЭЗИЯ, ДРАМАТУРГИЯ

НАУКА, ОБРАЗОВАНИЕ

ДОКУМЕНТАЛЬНОЕ

СПРАВОЧНИКИ

ЮМОР

ДОМ, СЕМЬЯ

РЕЛИГИЯ

ДЕЛОВАЯ ЛИТЕРАТУРА

Последние отзывы

Крик молчания

Нудноватый и странный роман. В серую мышь влюбился сразу - как то не верится. Вот если ты разглядел характер, душу... >>>>>

Остров наслаждений

Отлично! Такой накал страсти, что до костей пробрало как электрическим разрядом, До мурашек, до слез! В таком маленьком... >>>>>




Loading...
  1  

Кэрол Мортимер

Интервью с любимым

ГЛАВА ПЕРВАЯ


— Я почему-то ожидал увидеть мужчину, — непроизвольно вырвалось у Зака, когда он открыл дверь своего номера.

О том, что Зак должен провести неделю с репортером по имени Тайлер Вуд, ему сказал старший брат Ник в день своей свадьбы с красавицей Джинкс. Самоуверенный до надменности Ник договорился об эксклюзивном интервью, даже не спросив, хочет ли этого Зак!

И не счел нужным предупредить Зака, что Тайлер Вуд — молодая красивая женщина!

Ее глаза сразу поразили Зака. Они были такого насыщенного коричневого цвета, что показались ему бездонными озерами расплавленного шоколада.

— Не знаю, почему, — заявила она. — Разве я похожа на мужчину?

На Тайлер Вуд были зеленые армейские брюки и черная футболка, а короткие темные волосы уложены в модную прическу, состоящую из торчащих во все стороны закрепленных муссом остроконечных прядей. Все равно у Зака не было никакого сомнения в том, что перед ним женщина. Лицо как у девчонки-сорванца, с маленьким вздернутым носиком и полными губками бантиком. Широко расставленные глаза. Чарующий взгляд. Да и вся ее невысокая фигурка — примерно метр шестьдесят сантиметров — была, несомненно, женской. Брюки низко сидели на красиво очерченных бедрах, полная грудь… да, точно, без бюстгальтера… под тонкой тканью футболки…

— На мужчину вы ничуть не похожи, — сухо ответил Зак, не зная, на кого сердит больше — на брата или на эту красавицу. — А что вы американка, Ник упомянуть тоже забыл.

Землячку будет намного тяжелее держать на расстоянии, чем какого-нибудь английского писаку, которого Зак ожидал увидеть!

Тайлер Вуд пожала плечами.

— Очевидно, ваш брат немногословен. Он, похоже; человек дела.

— И что же американский репортер делает в Англии? В Штатах предостаточно газет и журналов, так зачем же пересекать Атлантику?

Тайлер Вуд помолчала, не отводя глаз от Зака.

— Американский репортер делает в Англии то же, что и американский актер… работает. Как вы полагаете, мне уже можно войти?

В ее голосе прозвучала насмешка. Конечно, Зак не мог все утро держать Тайлер в коридоре отеля, но его смущало, что репортер оказался эффектной молодой американкой, которая будет ходить за ним по пятам!

Когда Зак согласился дать интервью, то рассчитывал, что вместе с репортером будет развлекаться в Лондоне целую неделю. А потом они расстанутся, довольные друг другом.

Теперь же оказалось, что Тайлер Вуд — женщина, и о развлечениях нужно забыть… Зак глубоко вздохнул.

— Что ж, входите, — не очень любезно пригласил он.

Когда Тайлер проходила мимо него, он почувствовал едва уловимый аромат ее духов и отметил, что она не достает ему до подбородка.

Она повернулась, взглянула на него из-под своих неправдоподобно длинных темных ресниц и лукаво улыбнулась.

Зак почувствовал раздражение… потому что, хотя всегда и был в хороших отношениях с прессой, эти отношения строились на его условиях. И, конечно, никогда прежде его не влекло к репортеру. Как, черт возьми, он сможет целую неделю держать такую красивую женщину на расстоянии?

Она наклонила голову набок, внимательно глядя на него.

— Должна сказать, что считала вас приветливым и обаятельным.

Таким Зак и хотел выглядеть — в газетах. Но быть таким с Тайлер Вуд ему трудно с самого начала, а будет все труднее и труднее….

Он сделал неуклюжую попытку оправдаться:

— Сейчас девять утра, а лег я в четыре. Как же я могу быть приветливым и обаятельным?

— Простите, мистер Принс. Я не хотела обидеть вас.

Зак с подозрением посмотрел на нее, понимая, каким должен казаться ей. Вчера он был на свадебном приеме в честь Ника и Джинкс и, вероятно, выпил слишком много. Он и выполз-то из кровати всего за пять минут до прихода Тайлер, успел натянуть черные брюки и белую шелковую рубашку, в которых был на приеме, провел пятерней по взъерошенным длинным волосам. А вот побриться он не успел.

— К сожалению, — заметил он, — мой возраст уже дает себя знать. Раньше я был бодрым и готовым к работе после любой вечеринки. Но это не надо записывать, — быстро добавил он, увидев, что она достает блокнот и карандаш из глубокого кармана брюк.

Ее глаза потемнели от разочарования, и она убрала блокнот.

— И сколько же вам лет?»

— Тридцать шесть. А вам?

  1