ФАНТАСТИКА

ДЕТЕКТИВЫ И БОЕВИКИ

ПРОЗА

ЛЮБОВНЫЕ РОМАНЫ

ПРИКЛЮЧЕНИЯ

ДЕТСКИЕ КНИГИ

ПОЭЗИЯ, ДРАМАТУРГИЯ

НАУКА, ОБРАЗОВАНИЕ

ДОКУМЕНТАЛЬНОЕ

СПРАВОЧНИКИ

ЮМОР

ДОМ, СЕМЬЯ

РЕЛИГИЯ

ДЕЛОВАЯ ЛИТЕРАТУРА

Последние отзывы

Выбрать навсегда

Интересно, когда она поняла ,что его любит >>>>>

Опасные забавы

Понравилась книга, но не на 5. Много лишних длинных диалогов и непонятная концовка, не оч выразительная скорее... >>>>>

Сильнее смерти

Очень красиво написано >>>>>

Роковое наследство

Сладкая сказка >>>>>




  2  

С каким невозмутимым видом, заранее уверенный в победе, он объяснял тогда:

— Не противься мне, малышка Сабрина. Ты давно водила меня за нос, бесстыдно флиртовала, а я не отличаюсь особенным терпением. Но ты не успокоилась, пока не добилась своего. Кокетничала со мной, мучила, пока мне не захотелось сорвать с тебя покров притворной невинности, которым ты себя окутала. Наконец-то мое ожидание вознаграждено! Больше я не потерплю никаких игр! Я знаю, почему ты ускользнула в этот уединенный уголок! Твой план превосходен, что и говорить! Ну же, иди сюда, признайся, как сильно хочешь меня!

Сабрина вжалась спиной в раму прадедовского портрета. Дальше отступать некуда. Остается уговорить его, воззвать к рассудку.

— Ты ошибаешься, Тревор. Очнись! Я твоя свояченица. Ты только что женился на Элизабет. Она твоя жена, а я никогда не питала к тебе ничего, кроме самых дружеских чувств. Поверь, я и не думала завлекать тебя. Между нами ничего не может быть. Я не лгу, не притворяюсь. Прошу, оставь меня в покое. Я пришла сюда лишь за тем, чтобы скопировать портрет.

Тревор молча улыбнулся. Только слепой не мог разглядеть в его глазах неутолимый жадный голод. Голод и кое-что еще. Решимость. Он не послушается доводов разума. Тревор из тех, кто слышит исключительно то, что хочет, и видит лишь то, что пожелает. Господи, куда подевались слуги? Обычно от них прохода нет, а тут все словно сквозь землю провалились. И Сабрина, не видя иного выхода, наконец дала волю презрению, которое испытывала к этому человеку.

— Да очнись же, Тревор! Твоя жена без ума от тебя. Дедушка тебе доверяет. Только я с самого начала раскусила тебя, но сейчас и это не важно.

Тревор задумчиво склонил голову набок и рассмеялся. Лицо на миг исказилось похотью.

— Ты прелестна в этом темно-сером платье! Сначала мне показалось, что оно слишком тебя бледнит, но это не так. Все дело в твоих великолепных огненных волосах. В них словно играют алые блики. Никогда не видел такой красоты, Сабрина. Стоит тебе тряхнуть головой, и эта роскошная копна рассыплется по плечам. Ты часто так делала, когда была уверена, что я на тебя смотрю. Они притягивают к себе, как смертный грех. Такое же непреодолимое искушение.

Хотя Тревор отнюдь не мог считаться великаном, все же был куда выше и сильнее Сабрины. Что ей делать?

Не помня себя от бешенства, она погрозила ему кулаком.

— Немедленно прекрати, Тревор! Я ни в чем не виновата и, говоря по правде, давно тебя недолюбливаю. Жаль, что ты вообще появился в нашем доме. Увы, ты единственный прямой наследник по мужской линии, так что дедушка был вынужден признать тебя как своего внучатого племянника. А теперь оставь меня в покое и убирайся.

Она попыталась протиснуться мимо него, но Тревор не двинулся с места и лишь язвительно улыбнулся.

— О да, Сабрина, тут ты права, — вкрадчиво выдохнул он. Какой неприятно медоточивый голос и противно скользкая ухмылка! — Но все здесь станет моим, когда дряхлый пень наконец отдаст Богу свою чертову душонку! Осталось совсем немного! Скоро я буду тут полновластным хозяином и господином, как для Элизабет, так и для тебя. Мне доставит удовольствие слышать эти слова из твоих нежных уст, когда ты начнешь извиваться подо мной в порыве страсти. Плотью чувствовать теплое женское дыхание — что может быть приятнее! Ты ведь знаешь, я предпочел бы жениться на тебе, но, увы, этому не суждено было случиться. Граф навязал мне Элизабет. Все твердил, что раз она старше, то и должна по справедливости выйти замуж первой. Но я понял, что он просто не хотел отдать тебя мне. Зато теперь, поскольку ты еще здесь, мы сможем насладиться друг другом, пусть я так и не стал твоим мужем!

Он наклонился к ней, но Сабрина уперлась ладонями в его грудь и с силой оттолкнула.

— Вон отсюда, Тревор, иначе я закричу. Слуги пока еще подчиняются мне!

Тревор расхохотался. Его лицо было так близко, что девушка ощутила запах черепашьего супа, съеденного им за обедом.

— Вопи, пока не охрипнешь, Сабрина! Никто тебя не услышит, но ведь ты на это и рассчитываешь, не так ли, моя трепещущая голубка?

— Я не твоя голубка, ублюдок!

В ответ он легонько провел кончиками пальцев по щеке Сабрины. Кулак девушки врезался ему в живот, и как только Тревор скорчился, ей удалось вырваться. Но ненадолго. Его пальцы впились в ее руку, оставляя синяки. Разъяренный, Тревор, тяжело дыша, стал ее душить. Сабрина билась, вырывалась, царапалась, но не могла освободиться. Она теряла сознание, лицо ненавистного врага расплывалось перед глазами. Он неожиданно разжал руки, и Сабрина жадно втянула в себя воздух. Но губы Тревора впились в ее рот, а язык настойчиво толкался в сомкнутые губы, стараясь их раскрыть. Сабрина попыталась закричать, и его язык тут же проник глубоко, до самого горла. Сабрина подавилась и, пытаясь заглушить подступившую к горлу тошноту, сомкнула зубы. Тревор взвыл от боли и отшатнулся.

  2