ФАНТАСТИКА

ДЕТЕКТИВЫ И БОЕВИКИ

ПРОЗА

ЛЮБОВНЫЕ РОМАНЫ

ПРИКЛЮЧЕНИЯ

ДЕТСКИЕ КНИГИ

ПОЭЗИЯ, ДРАМАТУРГИЯ

НАУКА, ОБРАЗОВАНИЕ

ДОКУМЕНТАЛЬНОЕ

СПРАВОЧНИКИ

ЮМОР

ДОМ, СЕМЬЯ

РЕЛИГИЯ

ДЕЛОВАЯ ЛИТЕРАТУРА

Последние отзывы

Цена ее невинности

Прочла до середины и потом концовку. Не особо. Сюжет, может, и неплохой, но вот поведение обоих героев странное.... >>>>>

Дар небес

Какая ты все же дурочка, Джен! Жалко гг-я .5/3- >>>>>

Во власти мечты

Сказка о Золушке не такая наивная, как этот роман.. многое перелистывала. >>>>>




  2  

Отнюдь! Во-первых, это не моя задача, а во-вторых, это и невозможно, даже если сильно захотеть»![4]

Вот тебе, бабушка, и Юрьев день! Что называется, «приплыли»! А зачем тогда было браться за перо или садиться за компьютер?! Зачем тогда нужно было столь аргументированно доказывать, что «дело Берия» — чистая фальшивка?! Только ли потому, что книга была издана, как указано прямо на титульном листе, при финансовой поддержке спортивной фирмы Universum Box-Promotion GmbH (Гамбург, ФРГ)? И почему это невозможно, даже если сильно захотеть?! Ну так в самом деле, почему, перефразируя известные строки Пушкина, едва только речь заходит о Берия, пишущая и говорящая шатия-братия начинает немедленно разводить и без того сверх всякой меры ядовитый «опиум чернил слюною бешеной собаки»? Есть ли хоть доля истины, хоть кусочек правды в том, что о нем болтают уже много десятилетий подряд?

Краткий комментарий.

К слову сказать, даже в книге такого более чем квалифицированного юриста, как Сухомлинов, и то повылезали именно же юридические «ляпы» как прямое следствие его глубинной предвзятости к персонажу книги. К примеру, на стр. 82 своей книги он указал, что «большой интерес следствие проявило к тому периоду, когда Берия руководил НКВД Грузии и был там первым секретарем ЦК». Во-первых, такое построение фразы вполне способно создать — пускай даже и неумышленно — впечатление, что Берия руководил НКВД Грузии, являясь одновременно и первым секретарем ЦК КП Грузии. Во-вторых, и это самое главное, более того, самое непростительное для Сухомлинова — РАБОТАЯ В ГРУЗИИ, БЕРИЯ НИКОГДА НЕ РУКОВОДИЛ НКВД ГРУЗИИ!!! НКВД СССР и система республиканских НКВД были образованы летом 1934 г., а к тому времени Берия без малого уже три года, как находился на партийной работе, с которой, кстати сказать, и был переведен в Москву в 1938 г. в НКВД СССР. Вот и попробуйте объяснить хотя бы самим себе, зачем Сухомлинову понадобилось столь грубо передергивать факты. Только не пытайтесь списать все это на незнание Сухомлиновым истории — он для этого слишком квалифицированный юрист и вообще очень образованный человек…

Возможно, кого-то это и повергнет в шок, однако ни малейшей доли истины, ни малейшей крупицы правды в этой подло клеветнической болтовне о Лаврентии Павловиче нет и, увы, для многих не было и в помине. Вот самый элементарный, самый примитивный пример, связанный с его деятельностью в органах госбезопасности, в связи с которой и было состряпано большинство мифов. Один из них гласит, что, возглавив по приказу Сталина народный комиссариат внутренних дел СССР, в состав которого тогда входила и внешняя разведка, Лаврентий Павлович приказал отозвать из-за границы едва ли не всех резидентов и большинство разведчиков. Л по прибытии в СССР им было выражено политическое и служебное недоверие, вследствие чего часть из них была, в том числе и резко, понижена в должностях, часть просто уволена из органов госбезопасности, а некоторые даже угодили за решетку. И тем самым Лаврентий Павлович якобы нанес непоправимый ущерб советской внешней разведке в преддверии войны. И знаете, что самое обидное в этом мифе?! Не поверите, но это факт — больше всех на эту тему перестарались сами чекисты, в том числе и разведчики, включая и высокопоставленных.

А ведь куда проще, не говоря уже о том, что и честнее, и правдивее, если все тс, кто старательно раздувал и раздувает этот миф, сообщили бы граду и миру, что, безальтернативно повинуясь суровым, жестким, временами принимающим и жестокий характер законам разведки, Берия просто обязан был это сделать. Потому что к моменту его прихода к руководству НКВД СССР имели место побеги на Запад нескольких очень крупных сотрудников внешней разведки и высокопоставленных работников органов госбезопасности, которые не считали нужным строго придерживаться данного в свое время обета молчания. Да и не могли его придерживаться, ибо для предателей единственным пропуском на сторону противника испокон веку является разглашение всей известной ему информации о своей разведке. И из-за предательской распущенности их языков под угрозой провалов и арестов оказались десятки разведчиков и сотни агентов и иных помощников, доверившихся советской разведке. А вследствие этого до выяснения ситуации вокруг них и для устранения угрозы провалов и арестов, особенно нелегалов, руководство органов госбезопасности (прежде всего сам Лаврентий Павлович) вынуждено было пойти на такую крайнюю меру, как их отзыв из-за границы, потому как в ряде случаев даже консервация и то не помогла бы. Более того. Пришлось пойти на временное понижение в должности или даже отстранение от работы на период проверки. Причем не столько их самих, хотя и без этого, увы, тоже не обходилось, сколько ситуации вокруг их деятельности за рубежом [5]. Увы, законы разведки, еще раз обращаю внимание на это обстоятельство, не просто суровы, не просто жестки, но еще и склонны временами сильно ожесточаться. Такова одна из малоизвестных сторон уникальной специфики этого рода деятельности. Она такова, что называется, от сотворения мира. И ее надо воспринимать априори и принимать как аксиому, не требующую доказательств. А чтобы было понятней, сошлюсь на хорошо известный факт. Осенью 1937 г. по примеру своего старинного «кореша» и такого же подлого предателя Игнация Рейсса на Запад удрал «очередной борец со сталинизмом», или, если по-простому, обычный вор[6] и столь же банальный троцкист — нелегальный резидент в Нидерландах Вальтер Кривицкий, он же Самуил Гершевич Гинзбург. Но если Рейсса быстро пристрелили как предателя (что было в высшей мере справедливо), кстати, не без прямого содействия его же «дружка» Кривицкого, — то последний, увы, настолько широко открыл свой поганый рот, что под угрозой провалов и арестов оказалось свыше СТА сотрудников разведки, ее агентов, доверительных связей и оперативных контактов! В том числе даже и инфраструктуры разведки! То есть тех, кто обеспечивает бесперебойную связь между разведчиками и добывающими информацию агентами и Центром. Причем по всему миру, особенно в США, Великобритании, Западной Европе, прежде всего в Германии, а также в Японии и других странах. И вот что прикажете делать руководству разведки и в целом органов госбезопасности, если ситуация сложилась именно так?! Увы, в разведке есть только один выход из такого положения — срочный отзыв из-за границы тех разведчиков и агентов, особенно нелегалов, над которыми нависла реальная либо но меньшей мере потенциальная, но близкая к реальной угроза провала и ареста. Более того. В подобных случаях ни одна разведка не обойдется без консервации части агентуры (причем нередко с выводом из страны непосредственной деятельности) и каналов связи во избежание этих же последствий и угрозы продвижения дезинформации через расшифрованные предателем агентурные каналы. Что и сделал нещадно оклеветанный Лаврентий Павлович! Потому что он сам был великолепным асом разведки и контрразведки и прекрасно понимал, что до выяснения всех обстоятельств и проверки безопасности деятельности этих разведчиков и агентов такая мера — единственная. А ведь только Кривицкий, еще раз обращаю внимание на это обстоятельство, «заложил» свыше ста человек! Причем и американским спецслужбам, и английской разведке. Хуже того. Вследствие опубликования осенью 1939 г. в США его так называемых «мемуаров»[7] (а до этого еще и серии статей в американской прессе) под крикливым названием «Я был агентом Сталина» информация о многих из них стала доступной и спецслужбам основных тогда противников СССР — Германии, Италии и Японии, Они ведь тоже не дремали. Учитывая же, что до перевода во внешнюю разведку Лубянки Кривицкий (как и Рейсе) работал в военной разведке и знал очень много и о ней тоже, как, впрочем, и о секретной службе Коминтерна, ущерб от его предательства и подлой болтовни был как минимум двойным и даже тройным. Именно из-за этого советская внешняя разведка временно лишилась мощной, обладавшей уникальной агентурой во многих звенья административного аппарата СШЛ7 в том числе и в ближайшем окружении американского президента, нелегальной резидентуры во главе с выдающимися разведчиками-нелегалами Исхаком Абдуловичем Ахмеровым (кстати, впоследствии подлинный прототип легендарного Штирлица) и Норманом Бородиным. Возродить эту резидентуру удалось только после начала Великой Отечественной войны. Кроме того, под угрозой провала оказалась также и легендарная «кембриджская пятерка» выдающихся агентов советской внешней разведки, ибо своей предательской болтовней Кривицкий выдал «концы», которые были способны привести к их аресту. Слава богу, что тогда этого не произошло. Хуже того, Поскольку на Лубянке знали, что и кого конкретно Кривицкий выдал английской разведке, под тенью, увы, вынужденных, но на тот момент объективно оправданных подозрений оказалась и сама «кембриджская пятерка», и поступавшая от нее информация. Между прочим, отголоски той истории до сих пор можно встретить в исследованиях о советской внешней разведке. Мощная тень угрозы провала нависла и над нелегальным резидентом военной разведки Рихардом Зорге в Японии. Потому как Кривицкий знал его по работе в военной разведке. И, соответственно, кое-что выболтал и о нем. И как знать, не с осени ли 1939 г. японская контрразведка «взяла след» этого разведчика, приведший к его провалу и аресту, а затем и гибели.


4

Сухомлинов A.B. Кто вы, Лаврентий Берия? Неизвестные страницы уголовного дела. М., 2003, с. 3.

5

Автор сам был свидетелем нескольких таких случаев, когда его коллег из-за одного негодяя-предателя в срочном порядке отозвали из-за границы, и затем длительное время отозванные сотрудники проходили негласную проверку. Причем это была проверка как их лично — увы, но это была крайняя необходимость, — так и ситуации вокруг них, в том числе и в отношении тех связей и агентов, с которыми они успели поработать за границей. Жесткое, очень жесткое правило разведки, но без этого не бывает ее безопасности. Обычно сотрудники разведки воспринимают это правило с большим достоинством, стойко перенося вынужденный простой в оперативной работе, а нередко и временное понижение. Как правило, после проверки всех обстоятельств и выяснения, что этому сотруднику ничего не грозит, а сам он также ни в чем не виноват, он быстро восстанавливается на прежних должностях и выезжает на работу за границу.

6

Вообще, это уникальное по своей банальности явление. Как только проворуются или натворят нечто преступное по отношению к правилам разведки и тем более по отношению к высшим интересам СССР, так сразу дают деру на Запад и там объявляют себя «борцами со сталинизмом», впоследствии с тоталитаризмом. И. Порецкий (Рейсс) украл несколько десятков тысяч франков и, дав деру на Запад, стал «борцом со сталинизмом». Самуил Гинзбург (он же Кризицкий) украл не только десятки тысяч франков, но еще и нажился на поставках войскам республиканской Испании негодного оружия, которое ему не без удовольствия подсовывал абвер. Дал деру на Запад и тоже стал «борцом со сталинизмом». Лейба Фельдбин (он же Александр Орлов) украл 60 тысяч долларов (гигантская в конце 30-х гг. XX в. сумма) и в преддверии финансовой проверки комиссией из Центра дал деру на Запад и тоже стал «борцом со сталинизмом». Одновременно все они были связаны с троцкистским подпольем и антиправительственным заговором. Но все «борцы со сталинизмом», однако… К слову сказать, эта эпидемия трансформации банальных воров и жуликов в «бордов со сталинизмом» накрыла практически всех невозвращенцев довоенного периода. Чью биографию ни возьмешь, обязательно наткнешься на факты воровства и жульничества (как финансового, так и политического). Но все, подчеркиваю, «истинные борцы со сталинизмом», однако…

7

О том, почему его «мемуары» закавычены и охарактеризованы как «так называемые», см. анализ мифа № 27.

  2