ФАНТАСТИКА

ДЕТЕКТИВЫ И БОЕВИКИ

ПРОЗА

ЛЮБОВНЫЕ РОМАНЫ

ПРИКЛЮЧЕНИЯ

ДЕТСКИЕ КНИГИ

ПОЭЗИЯ, ДРАМАТУРГИЯ

НАУКА, ОБРАЗОВАНИЕ

ДОКУМЕНТАЛЬНОЕ

СПРАВОЧНИКИ

ЮМОР

ДОМ, СЕМЬЯ

РЕЛИГИЯ

ДЕЛОВАЯ ЛИТЕРАТУРА

Последние отзывы

Возмутитель спокойствия

"милый" это как раз то слово, которое полностью характеризует этот роман. Все в нем милое от героев до сюжета.... >>>>>

Игры вампиров

А мне тоже понравилось >>>>>




Loading...
  1  

Юрий Бурносов, Олег Бондарев

Фолиант смерти

Пролог

Ночной барг рвался с цепи.

Этой ночью он мог поживиться столь любимой им человечиной, но совершенно упустил из виду прошмыгнувший мимо ужин. Как такое случилось, не объяснил бы и самый искусный дрессировщик. Неизвестный прокрался в библиотеку, что в подвале, выкрал ценнейший том, но барг даже не фыркнул.

Когда дворецкий ворвался в комнату графа, тот громко храпел, возлежа на мягких перинах. В жарко натопленной комнате пахло благовониями.

– Господин, проснитесь! – испуганно воскликнул слуга.

Граф, с неохотой открыв один глаз, поправил съехавший набок ночной колпак и пробурчал:

– Ну что там у тебя, Ломесьен?

– Она украдена, господин, – робко сказал дворецкий.

Старик широко зевнул:

– Будет тебе говорить зага…

Сон как рукой сняло.

– Что?! – Малком аж подскочил на кровати. – Ты говоришь о…

– Да, господин, – подтвердил Ломесьен с совершенно убитым видом.

Малком открыл рот, потом закрыл, махнул рукой и отвернулся к стене.

Что толку в словах?

Она пропала.

И где ее теперь искать, старый граф совершенно не знал.

* * *

– Ничего, Ларри…

Пара старых кляч тащила ветхую кибитку по дороге. Мужчина в зеленой куртке сидел на козлах и правил, в то время как друг его, малыш-гоблин, вырезал что-то из куска мягкого дерева маленьким острым ножом.

– Ничего, – повторил мужчина, отгоняя ладонью летучих кровососов. – До города уже рукой подать… глядишь, к ночи доберемся. А нет – так в лесу переночуем. Не впервой.

– Надо доехать, хозяин, – покачал головой гоблин.

Мужчина поморщился, словно от зубной боли.

– Ну сколько тебя говорить – не хозяин я тебе! – с укором сказал он.

– Ты меня от смерти спас, – сказал карлик, продолжая свое занятие. – Последние деньги отдал…

– Не последние, – возразил собеседник. – Были б последние, померли б давно, от голода или от холода ночного.

– Ты будто не понимаешь, о чем я…

– Понимаю, конечно. Но и ты меня пойми – не мог я по-другому. Воспитание, наверное, такое. Знаешь, когда живыми, мыслящими существами, как скотом, на рынке торгуют… в такие моменты я не понимаю, зачем этому миру нужны художники!

– Чтобы украшать дома, – пожал плечами Ларри. – Чего тут непонятного?

– Твоя правда, – согласился мужчина, прихлопнув комара на щеке. – Художники – дом украшать, поэты да писатели – стишки пошлые да романчики писать, чтобы лорду какому повод был за чтеньем вечерком похихикать и друзьям по случаю пересказать… Эх… Куда ж мы катимся-то, Ларри?

– Не знаю, хо… Джейсон. А кабы и знал, какой мне от того толк?

– Да не знал бы, – грустно улыбнулся возница. – И никто не знает, и не знал никогда. Времена теперь другие – и все тут. А почему люди меняются так, а не этак – то, наверное, одному Богу известно.

Поскрипывающая кибитка тащилась по дороге медленно, будто неохотно. Старые лошади и так не отличались резвостью, а теперь еще и устали; с трудом переставляя ноги, они тянули повозку к столице королевства, к Сартону, и вряд ли кто-то взялся бы угадывать, дойдут они все же или свалятся замертво на полпути.

– Может, хоть в этом городе мне найдется место? – тихо спросил у себя Джейсон.

Надежда – хорошая штука. В самой сложной ситуации она заставляет вас сжимать кулаки, стискивать зубы и идти дальше, к своей цели.

Плохо, если, кроме надежды, у вас ничего нет.

Что ждет бродячего художника и его приятеля гоблина в большом городе, который ежедневно втаптывает в грязь веру сотен людей, ломает жизни десяткам и лишь единицам дает шанс чего-то добиться?

Счастливая и безбедная жизнь?

Пессимист, услышав такое предположение, покачал бы головой, реалист закивал бы, соглашаясь с пессимистом…

Но в этом проклятом мире нужно быть оптимистом, иначе он, этот мир, сожрет тебя с потрохами.

Особенно если вы бродячий художник, для которого рациональный подход – все равно что для палача сентиментальность.

* * *

В «Пьяном шуте», как всегда, играла музыка, и густое темное пиво лилось со столов на дощатый пол. Манящий запах жареного мяса, соленой рыбы, маринованного чеснока и подгоревшего жира соединялся с табачным дымом, превращаясь в совершенно непригодную для человеческих легких смесь, но завсегдатаям «Шута» было наплевать. Мускулистые грязные верзилы громко ругались и лапали проходящих мимо официанток. Те фыркали, но сдержанно, больше для проформы – к подобным выходкам посетителей они давно привыкли.

  1