ФАНТАСТИКА

ДЕТЕКТИВЫ И БОЕВИКИ

ПРОЗА

ЛЮБОВНЫЕ РОМАНЫ

ПРИКЛЮЧЕНИЯ

ДЕТСКИЕ КНИГИ

ПОЭЗИЯ, ДРАМАТУРГИЯ

НАУКА, ОБРАЗОВАНИЕ

ДОКУМЕНТАЛЬНОЕ

СПРАВОЧНИКИ

ЮМОР

ДОМ, СЕМЬЯ

РЕЛИГИЯ

ДЕЛОВАЯ ЛИТЕРАТУРА

Последние отзывы

Дело об Осени

Затянуто. Для фэнтезийного детектива слишком мало драйва, пока доберёшься до действий, забываешь о чем речь шла...... >>>>>

Роза в обручальном кольце

Неплохой роман, читался с интересом! >>>>>




Loading...
  2  

— А отчего он умер? — спросил толстяк без особенного интереса.

— Кто, дьявол?

— Да нет, благочестивый фрате Герох.

— Ах, с ним стряслось несчастье. Фрате Герох прошлой весной переходил брод — знаете, что неподалеку от Бюксвее, — запутался ненароком в сутане и утоп. Его выудили намного ниже по реке спустя несколько дней, так что тело уже успели безобразно объесть рыбы и раки.

После известия столь печального никто ничего сказать не нашелся, потому ехали дальше в молчании. Когда повозка миновала особенно крутой подъем, юноша спросил, вглядываясь в горизонт:

— Не кажется ли вам, фрате Стее, что солнце садится как-то необычайно быстро?

— Сие всего лишь наваждение, созданное морской водою и воздухом, насыщенным водяными парами, — важно ответствовал священник, проявив неожиданное знание естественных наук. Впрочем, именно такие священнослужители — из обитавших в глуши, зачастую преуспевали, помимо служения господу, еще и в науках; примеров сему достаточно, хотя есть среди них и те, что без особенного ума читают все подряд, а ведь, как известно:

  • Когда сидят бездумно день-деньской
  • За книгой, то походят на обжору,
  • Который все съедает без разбору,
  • А пользы для желудка никакой.

— Нет, в самом деле, — согласился с юношей толстяк. — Мы рассчитывали добраться до Люддерзи засветло, а где ж оно еще, Люддерзи?

Никто не ответил; повозка так и ехала дальше, поскрипывая и слегка покачиваясь, покамест толстяк не разрушил молчание, в величайшем испуге возопив:

— Пресвятая девственница из Сколдарна, что это?!

— Что случилось? — встревожился священник, понукая осликов, кои, надобно сказать, ничуть не ускорили от сих понуканий шага.

— Я видел вон там, на скале, каменного карлика, — пробормотал толстяк в растерянности. — Он стоял и смотрел на меня, а после спрыгнул и пропал, словно и не бывало его.

— Что еще за карлики? — удивился юноша и поворотился к священнику, ожидая объяснений.

— Говорят, они водятся в окрестных скалах, — с готовностью поведал фрате Стее, — и ростом примерно с кошку. Что делают и чем живут, никто не ведает, но слыхал я, что у них свой король и двор, а может статься, и мир их вовсе иной, так что до людей им никакого дела нету.

— Как же! — воскликнул толстяк, пугливо озираясь. — Нету?! Заночуй человек в горах, особливо поблизости пещеры или иной какой дыры или расщелины, непременно его туда и утащат!

— Для чего же? — спросил юноша с любопытством.

— А кто их ведает! Может, себе в пропитание, а может, как сказывают, им нужны работники, чтобы делали, что самим карликам непосильно… А увидеть их днем — к большой беде.

— Однако ж теперь их вижу и я, — сказал в чрезвычайном изумлении старичок-священник. Все трое обратили взоры к острому гребню скального обломка, покоившегося на обочине, со стороны моря; на самом верху его стояли подбоченясь два небольших — и верно, с кошку величиною — человечка в серых, будто сплошь запыленных одеждах.

Толстяк принялся молиться, а священник хлестнул осликов, но скорости это, как и в предыдущий раз, ничуть не прибавило. Один из карликов пискнул что-то другому, и оба премерзко захихикали. В наступающих сумерках можно было различить их гадкие физиономии — острые, словно у хорьков, землистые, с куцыми бороденками, лишь глазки поблескивали красным, словно капельки крови.

— Вот я вас! — прикрикнул священник и перетянул осликов хлыстом с особою силою, отчего те взбрыкнули и довольно резво бросились прочь от сего неприятного места. Впрочем, юноша успел увидеть, как карлики спрыгнули со скалы и пропали, словно их и не было.

— Как быстро темнеет, — сказал толстяк, прерывая молитву. — Скоро ли Люддерзи? Хоть убейте, ночевать на дороге я не стану, уж лучше пойду пешком, коли вы не торопитесь.

— Успокойтесь, хире, — промолвил юноша. — Уверяю вас, мне тоже менее всего хочется оставаться на ночлег среди этих диких скал, тем паче после того, как мы увидели столь богомерзких созданий. Но полноте! Не причудились ли они нам? Не есть ли это также наваждение, созданное морской водою и воздухом, насыщенным водяными парами, как уже говорил нам фрате?

— Уж не знаю, какие там пары, — заявил толстяк, — но только я точно видел двух дрянных уродцев, притом так же отчетливо, как вижу ныне вас, и попробуйте только убедить меня в обратном!

Повозка удалилась от злосчастного места на изрядное расстояние, но священник продолжал нахлестывать осликов так, словно сам дьявол из истории о фрате Герохе гнался за ним по пятам.

  2