ФАНТАСТИКА

ДЕТЕКТИВЫ И БОЕВИКИ

ПРОЗА

ЛЮБОВНЫЕ РОМАНЫ

ПРИКЛЮЧЕНИЯ

ДЕТСКИЕ КНИГИ

ПОЭЗИЯ, ДРАМАТУРГИЯ

НАУКА, ОБРАЗОВАНИЕ

ДОКУМЕНТАЛЬНОЕ

СПРАВОЧНИКИ

ЮМОР

ДОМ, СЕМЬЯ

РЕЛИГИЯ

ДЕЛОВАЯ ЛИТЕРАТУРА

Последние отзывы

Моя загадочная голубка

Наивно, но не противно. Если нечего делать, можно и почитать. >>>>>




Loading...
  1  

Кара Колтер

Спасенные любовью

ПРОЛОГ


На столе лежали два письма, оба нераспечатанные и оба с пометкой «лично» и конфиденциально». Обратный адрес, напечатанный на первом, был хорошо знаком Уинстону Джейкобу Кингу; имя отправителя, написанное неуверенным женским почерком на втором конверте, ничего не говорило ему. Со смешанным чувством страха и надежды он сделал свой выбор и протянул руку к первому письму.

Вскоре он отложил в сторону листок бумаги и в отчаянии сжал переносицу худыми пальцами. Уинстон Джейкоб Кинг был потрясен, несмотря на то, что письмо лишь подтверждало приговор, вынесенный врачом в начале недели.

«Я умираю».

Почему свидетельство о правильности диагноза явилось для него столь сокрушительным ударом?

Ему восемьдесят три года. Неужели он действительно думал, что будет жить вечно?

Да.

Джейк с трудом поднялся из-за стола. В камине горел огонь, хотя день был теплым. Теперь его постоянно знобило.

Тяжело ступая, старик медленно прошелся по комнате. Толстый персидский ковер покрывал старый дубовый пол; на стенах висели полотна Дега и Моне. Не удостоив взглядом бесценную коллекцию, которую он собирал всю жизнь, Джейк посмотрел в окно.

Кингсвей, его любимое поместье. На клумбах пестреют тюльпаны и нарциссы; садовник подрезает пышные кусты роз; на сочном зеленом лугу пасется ухоженная кобыла, рядом резвится жеребенок.

По словам врача, ему, возможно, остается один год.

Когда-то он гордился тем, что ему, простому механику из глубинки, удалось создать крупную автомобильную компанию, со временем превратившуюся в настоящую империю.

Смерть не страшила его. Нет, он чувствовал лишь печаль, когда думал о своих дочерях. Все трое не замужем, а он мечтал стать дедом.

Не следовало жениться так поздно, упрекнул себя Джейк. Ему было пятьдесят семь лет, когда родилась его первая дочь.

Он подошел к стене, увешанной фотографиями дочерей. Вот его настоящее сокровище.

Кажется, что лишь вчера он, сияя от счастья, держал на руках новорожденную Брендгвен, сажал Джессику на толстенького кроткого пони и держал за руку Челси, стоя с ней у подножья Эйфелевой башни.

На Джейка нахлынула нежность. Он жадно вглядывался в лица дочерей: лукавой, хорошенькой, как эльф, Бренды, зеленоглазой серьезной Джессики, прятавшей чудесные глаза за стеклами очков, и ослепительно красивой, уверенной в себе малышки Челси.

Смелые, способные, талантливые, красивые — все три.

Много лет назад, обыгрывая его фамилию — Король — и слабость, которую американцы питают к лицам королевской крови, пресса окрестила дочерей Кинга принцессами.

Фотографии отражали стиль их жизни, которому могли позавидовать настоящие короли. Глядя на фотографии, запечатлевшие его дочерей в разном возрасте, Джейк почувствовал стеснение в груди. Вот они верхом на пони, вот — в гондолах, а на лыжах, на склонах гор. Он делал все, чтобы его дочери были счастливы.

Венеция, Альпы, дни рождения, праздновавшиеся с необычайной роскошью, шикарные дорогие машины, безделушки, брильянты, вечерние платья…

После скандальной смерти своей очень молодой и красивой жены Джейк изнурял себя работой, чтобы обеспечить дочерям безбедное существование.

На стене не было фотографии Марси. Она умерла двенадцать лет назад, когда Бренде, их старшей дочери, исполнилось шесть.

Бренда, у которой было хорошенькое лукавое личико, походила на мать лишь чудесными синими, как сапфир, глазами. Когда-то у Джейка были такие же густые, волнистые каштановые волосы, как и у его дочери. Но откуда взялись эти очаровательные веснушки, так и не исчезнувшие с возрастом, этот неугасающий азартный огонек в глазах? К великому неодобрению матери. Бренда лучше всего чувствовала себя в комбинезоне, и ее излюбленным местом была конюшня. Пресса нарекла ее принцессой-сорванцом.

В свои двадцать шесть лет она осталась по-юношески гибкой и стройной. В ней по-прежнему живет жажда риска, а огромное состояние отца позволяет ей удовлетворять самые опасные прихоти. О ее бесстрашии ходят легенды. Свой последний экстремальный прыжок с парашютом Бренда совершила с водопада Анхель в Венесуэле — самого высокого водопада в мире. Джейк потворствовал дочери в погоне за очередным выбросом адреналина, но теперь сожалел об этом.

Близость смерти заставила Джейка взглянуть на Бренду по-новому. Дочь рискует всем… Всем, кроме своего сердца.

  1