ФАНТАСТИКА

ДЕТЕКТИВЫ И БОЕВИКИ

ПРОЗА

ЛЮБОВНЫЕ РОМАНЫ

ПРИКЛЮЧЕНИЯ

ДЕТСКИЕ КНИГИ

ПОЭЗИЯ, ДРАМАТУРГИЯ

НАУКА, ОБРАЗОВАНИЕ

ДОКУМЕНТАЛЬНОЕ

СПРАВОЧНИКИ

ЮМОР

ДОМ, СЕМЬЯ

РЕЛИГИЯ

ДЕЛОВАЯ ЛИТЕРАТУРА

Последние отзывы

Буря страсти

Вы будете до последней главы теряться в догадках, в которой все разложено по полочкам. Читать!... >>>>>

Моя жена – ведьма

На мой взгляд чушь полнейшая >>>>>




Loading...
  1  

Никола Марш

Флирт — моя стихия!

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Бетани Уокер гримасничала перед зеркалом, придирчиво всматриваясь в свое отражение в полный рост.

Плотные темные колготки, белая мешковатая блуза, заправленная в мышастую юбку годе длиной до середины икры, никакого намека на каблуки и подчеркнуто аскетическая прическа.

— Кажется, я выгляжу как-то… грузновато.

— Я бы сказка, что еще и очень отталкивающе, — ехидно добавила кузина Лана, деловито поправив на носу массивные очки в роговой оправе.

— Да уж, — согласилась с ней Бетани. — Уродец и зануда, точно?

— Так, — удовлетворенно кивнула Лана, обходя кузину со всех сторон и придирчиво оглядывая ее от тугого пучка светлых волос на макушке до обшарпанных балеток. — Именно так и выглядят все музейные экскурсоводы со стажем.

— И библиотечные дамы, — добавила Бетани.

— И они тоже, — согласилась ее двоюродная сестра, сама еще тот «ботаник», не понаслышке знакомая с темой женской непрезентабельности.

— Как ты можешь такое носить? — Бетани недоуменно вскинула брови.

— То же самое я могла бы спросить и у тебя, — кивнула Лана в сторону небрежно брошенных на спинку стула ярких нарядов самой Бет и валявшихся на полу босоножек на шпильках.

— Ты права, — в очередной раз согласилась Бетани, не в силах отвести потрясенного взгляда от своего неказистого облика.

— Когда человек, облаченный в такие вот одежды, открывает рот, людей ничего не отвлекает от содержания сказанного, — заметила девушка с принципиальными взглядами.

— А мне всегда казалось, что располагающий вид собеседника способствует взаимопониманию, — возразила блондинка.

— Об этом можно спорить вечно. Но я тебя уверяю, что, если человек владеет предметом и умеет это убедительно продемонстрировать, внешний вид если и играет какую-то роль, то не решающую.

— Пожалуй, — кивнула Бет. — Есть у тебя еще какое-нибудь напутствие, наставление?

— Одно есть, — отозвалась Лана.

— Какое? — заинтересованно спросила Бет, хотя ей сразу не понравился коварный огонек в глазах Ланы, которая, предварительно смерив свою жертву взглядом, приблизилась к письменному столу и открыла верхний ящик.

— Вот это. Ты непременно должна нацепить их как окончательный штрих.

Сердце Бетани упало. Лана протянула сестре очки в полной уверенности, что та наденет их, хочется ей того или нет.

Они были очень старые и нелепые настолько, что даже Лана их больше не надевала. Они в принципе не могли вызвать иного чувства, кроме ужаса. Но хлебосольная ладонь с очками, неумолимо застывшая перед носом, требовала их взять.

— О! Нет, не заставляй, — жалобно проговорила Бетани, — Я не могу надеть это. Достаточно того, что уже есть на мне. Я вполне готова, Лана.

— Любой, глянув на тебя вполглаза, поймет, что это не более чем маскировка. Ты посмотри только на свою холеную мордашку, Барби. А твоя осанка? Да кто поверит, что ты книжный червь?

— А если надену эти очки, по-твоему, поверят? — с сомнением спросила Бетани.

— Если ты их наденешь, на тебя дважды не взглянут, — убежденно произнесла Лана, упорно тыча в нее очками.

— У кого четыре глаза, тот похож, сама знаешь на кого, — пробормотала Бет, брезгливо насаживая очки на свой аккуратненький носик.

— Только не говори, что в среде экскурсоводов и музейных работников распространены такие дразнилки, — насмешливо фыркнула Лана.

Этот смешок адресовался главным образом внешнему облику двоюродной сестры, а не предмету разговора.

Бетани тяжко вздохнула, видя себя в зеркале. Еще недавно она и сама носила нечто подобное, пока не открыла для себя благодать контактных линз, поскольку вовремя заметила, что очкастым, хоть и умным, девочкам мальчики почему-то предпочитают красоток.

— И правда, совершенно иной вид, — согласилась Бет, смирившись со своим новым имиджем музейного работника.

— Невеста Франкенштейна! — с довольной улыбкой отпустила весьма сомнительный комплимент двоюродная сестра.

Обе девушки рассмеялись.

— Теперь ты точно похожа на огородное пугало. Хочешь, я тебе свою соломенную шляпку одолжу?

— Нет, и на этом спасибо, — отозвалась Бет, вертясь перед зеркалом.

— Ладно… хватит дурачиться. Переодевайся! — велела ей Лана.

— Считаешь, что босоножки, топик и мини-юбка позволят мне дольше сохраниться при низкотемпературном режиме музейных залов и хранилищ? — пошутила Бетани.

  1