ФАНТАСТИКА

ДЕТЕКТИВЫ И БОЕВИКИ

ПРОЗА

ЛЮБОВНЫЕ РОМАНЫ

ПРИКЛЮЧЕНИЯ

ДЕТСКИЕ КНИГИ

ПОЭЗИЯ, ДРАМАТУРГИЯ

НАУКА, ОБРАЗОВАНИЕ

ДОКУМЕНТАЛЬНОЕ

СПРАВОЧНИКИ

ЮМОР

ДОМ, СЕМЬЯ

РЕЛИГИЯ

ДЕЛОВАЯ ЛИТЕРАТУРА

Последние отзывы

Как подскажет сердце

Классный роман, но главный герой капец тупой осел, а хитроумная тетушка всех вокруг пальца обвела, змеюка. >>>>>

Приглашение на бал

А мне понравилось >>>>>




Loading...
  2  

— Вы меня оставляете? Здесь, посреди этой чащобы? — Повернув голову, Грейс только сейчас заметила дом из дерева и стекла, который настолько сливался с окружающей обстановкой, что его было трудно различить невооруженным глазом. — Ничего себе! — Она посмотрела на деревянные подвесные мостики, поднимающиеся выше уровня леса. — Это невероятно.

— Рафаэль Кордейро — ангел. — Усмехнувшись, пилот вытер рукавом пот со лба. — Выходите и пригните голову, чтобы вас не задело лопастью винта. Я лечу в Рио за посылкой, а затем возвращаюсь в Сан-Паулу.

Грейс продолжала сидеть, словно приклеенная к креслу, не желая обрывать последнюю связь с цивилизацией.

— Вы не подождете меня? Кордейро сказал, что в моем распоряжении будет всего десять минут…

Было нелепо проделать столь долгий путь ради каких-то десяти минут, но разве у нее имелся выбор? Альтернативой было сдаться, но Грейс не привыкла к поражениям. Она уповала лишь на то, что Кордейро уделит ей больше времени. Ей не хватит десяти минут для того, чтобы разъяснить ему ситуацию, в которой она оказалась.

— Если от вас что-нибудь останется, когда он закончит, я вернусь за вами. Идите вверх по крайней левому мостику и никуда не сворачивайте. Это джунгли, а не парк развлечений. Остерегайтесь всякой живности.

— Живности? — Грейс слишком волновалась из-за предстоящей встречи, чтобы думать о представителях здешней фауны. Тонкие лучи проникали сквозь густые кроны деревьев, и ей казалось, что все вокруг двигается, словно в калейдоскопе. — Вы имеете в виду насекомых?

Пилот ухмыльнулся:

— По последним подсчетам, их здесь обитает свыше двух тысяч видов. И это лишь те, о которых нам известно.

Стараясь не думать об опасных тварях, которыми кишели джунгли, Грейс разгладила юбку на коленях и пожалела, что не надела брюк.

— А змеи тут водятся?

— Конечно. — При виде ее туфель на каблуках его ухмылка сделалась шире. — А еще муравьеды, ягуары и…

— Думаю, этого достаточно, — перебила его Грейс, натянуто улыбаясь. — Уверена, мистер Кордейро не стал бы здесь жить, если бы тут было так опасно.

Запрокинув голову, пилот громко расхохотался.

— Очевидно, вы совсем его не знаете. Мой босс выбрал это место именно из-за его опасности, куколка. Он настоящий любитель острых ощущений.

Куколка? Этого уничижительного обращения Грейс было достаточно, чтобы забыть о своем страхе. Ее постоянно опекали и недооценивали, а Грейс делала все, чтобы убедить других, что она чего-то стоит. И это ей удавалось.

До сих пор.

Сейчас она боялась потерять все, что досталось ей таким трудом.

Возможно, это будет самая важная битва в ее жизни, но Грейс собиралась победить. А для этого нужно забыть о том, что она была не самой подходящей кандидатурой для обсуждения финансовых вопросов с человеком, чей мозг работал как компьютер. Забыть обо всем, кроме последствий возможного поражения. И о том, что люди, зависящие от нее, потеряют работу, если она потерпит неудачу.

Рафаэль Кордейро может потребовать назад свой заем, и тогда все будет кончено.

Влажная жара окутывала девушку подобно плотному душащему плащу, и она, откинув со лба прядь волос, подняла голову и уставилась на макушки деревьев, поражающих своей внушительной высотой. Этот первозданный райский уголок заставлял забыть о существовании таких городов, как Лондон и Рио-де-Жанейро.

— Неужели он не боится здесь жить?

— Кордейро? — Жуя жвачку, пилот мрачно улыбнулся. — Он ничего не боится.

Выбравшись из вертолета, Грейс обнаружила, что у нее дрожат колени. В этот момент она не знала, чего больше боится, джунглей или Рафаэля Кордейро.

В мире, где все были одержимы известностью и поддержанием имиджа, этот человек, относящийся с презрением к обеим вещам, отказывался говорить о собственной персоне. Он не нуждался, в рекламе, потому что другие прекрасно делали это за него. Газеты пестрели снимками фигуристых блондинок, которые за солидное вознаграждение соглашались «рассказать все». Таким образом, весь мир узнал о его безжалостной погоне за деньгами, состоятельности как любовника и нежелании связывать себя узами брака.

Однажды он все-таки женился, и его развод с красавицей женой через три месяца после свадьбы обсуждался в прессе дольше, чем продлился этот брак.

Кордейро сообщил жене о разрыве их отношений в электронном письме.

  2