ФАНТАСТИКА

ДЕТЕКТИВЫ И БОЕВИКИ

ПРОЗА

ЛЮБОВНЫЕ РОМАНЫ

ПРИКЛЮЧЕНИЯ

ДЕТСКИЕ КНИГИ

ПОЭЗИЯ, ДРАМАТУРГИЯ

НАУКА, ОБРАЗОВАНИЕ

ДОКУМЕНТАЛЬНОЕ

СПРАВОЧНИКИ

ЮМОР

ДОМ, СЕМЬЯ

РЕЛИГИЯ

ДЕЛОВАЯ ЛИТЕРАТУРА

Последние отзывы

Само совершенство. Том 2

Обе книги понравились! >>>>>

Прощай, мечта

Милая сказка... Прочитала и ... всё хорошо! >>>>>




Loading...
  1  

Барбара Картленд

Ночные грезы

Глава 1

1898 год

— Письмо пришло, мама!

— Какое письмо, Алинда!

Леди Сэлвин попыталась сесть, но тут же обессиленно откинулась на подушки.

Дочь устремилась ей на помощь и ловкими движениями, в которых ощущался немалый опыт, помогла ей устроиться поудобнее.

На лице у худой, болезненного вида женщины отразилось страдание, но одновременно и живейшее любопытство.

— Так они тебе ответили?

— Да, мама. Помнишь, мы же вместе с тобой прочитали это объявление и решили, что эта работа как раз мне по силам.

— Тебе пришлют работу на дом?

— Нет, мамочка. Вот как раз по этому поводу я хотела с тобой поговорить.

Доброе лицо леди Сэлвин нахмурилось. Ее тонкие исхудавшие руки вцепились в одеяло так, как будто она уже ожидала услышать нечто ужасное.

Алинда ободряюще улыбнулась матери, пододвинула стул поближе к кровати и, усевшись, произнесла ласково:

— Пожалуйста, мама, не волнуйся, тебе это вредно. Мы обе знаем, что мне надо каким-то способом зарабатывать деньги, иначе мы умрем с голоду.

Девушка говорила это весьма бодрым тоном, несмотря на мрачный смысл своих слов. И все же леди Сэлвин страдальчески скривилась, и поэтому Алинда поспешила продолжить:

— Ты можешь со мной не соглашаться, но я думаю, что мне представилась великолепная возможность хоть что-то заработать. К тому же я не буду отсутствовать слишком долго.

— Отсутствовать? — как эхо откликнулась леди Сэлвин, с растерянностью глядя на дочь.

— Не волнуйся, мама. Сначала послушай. Алинда торопливо достала из конверта лист бумаги и громко прочла вслух:

Кэлвидон-хауз,

Дербиишр,

19 мая 1898 года

Мисс Алинда!

В ответ на ваше письмо от 15 числа сего месяца я по поручению вдовствующей графини Кэлвидон сообщаю вам, что она ожидает вашего скорейшего прибытия.

Если вы возьметесь за реставрацию вышитых изделий, то мы заключим с вами договор на эту работу. Насколько я знаю из рекомендаций, представленных вами, и образцов, это вполне вам по силам.

Ее милость леди Кэлвидон желает, чтобы вы приступили к работе как можно скорее.

Ближайшая железнодорожная станция к Кэлвидон-хауз называется Дерби. Экипаж будет встречать вас там по получении ответа с согласием и точной даты вашего приезда. С уважением,

Джеймс Лейсворс, секретарь.

Алинда закончила чтение и выжидающе взглянула на мать.

— Видишь, мама, как удачно все складывается. Мне предстоит работать в богатом доме. Уж, наверное, дом, где живет вдовствующая графиня Кэлвидон, вполне респектабелен.

— Но тебе предлагают наемную работу! — воскликнула леди Сэлвин. — С тобой будут обращаться как с простой швеей! Алинда, опомнись!

— Все не так плохо, как тебе кажется, мама, — откликнулась девушка. — Я буду занимать там место, подобное гувернантке. А это значит, что я буду ограждена от общения с распущенными джентльменами, которые, как ты подозреваешь, поджидают меня за каждым углом.

Девушка негромко рассмеялась, а потом продолжила:

— Знаешь, мама, если б я верила всем твоим страхам и предчувствиям, то прониклась бы невероятным самомнением.

На самом деле Алинда имела все основания проникнуться им, хотя, может быть, не подозревала об этом и считала, что матушка просто нахваливает свою единственную дочь.

Она была очень хорошенькой, с огромными серыми глазами, сияющими на миниатюрном точеном личике, и пышными волосами цвета созревающей ржи. Фигурка ее была грациозная и женственная, а легкие порывистые движения, как и живое выражение глаз, свидетельствовали, что она обладает пылкой натурой. Все это сочеталось с удивительно приятной мягкостью и скромностью манер.

Каждый, кто общался с Алиндой Сэлвин, мог вполне оценить ее по достоинству. Только вот она вела замкнутый образ жизни и почти ни с кем не общалась.

Последние два года Алинда посвятила себя заботам о больной матери и очень редко появлялась за пределами сада, который окружал их маленький домик.

Они жили в отдаленной части Хантингтоншира, население которого было невелико, и немногие соседи вообще перестали навещать леди Сэлвин с тех пор, как она заболела настолько, что не могла покидать своей спальни.

Изредка к ним заходила жена викария да еще несколько пожилых дам, которые жили в маленьких коттеджах в ближайшей деревне. Бывало, что проходили целые недели, и леди Сэлвин и Алинда не видели у себя в доме ни души. Однако Алинда не унывала. Она очень любила свою матушку, хотя понимала, что леди Сэлвин становится все более капризной и привередливой. Только деликатесы могли пробудить в ней хоть какой-то аппетит, а это было им не по карману.

  1