ФАНТАСТИКА

ДЕТЕКТИВЫ И БОЕВИКИ

ПРОЗА

ЛЮБОВНЫЕ РОМАНЫ

ПРИКЛЮЧЕНИЯ

ДЕТСКИЕ КНИГИ

ПОЭЗИЯ, ДРАМАТУРГИЯ

НАУКА, ОБРАЗОВАНИЕ

ДОКУМЕНТАЛЬНОЕ

СПРАВОЧНИКИ

ЮМОР

ДОМ, СЕМЬЯ

РЕЛИГИЯ

ДЕЛОВАЯ ЛИТЕРАТУРА

Последние отзывы

Новый Год для Белоснежки

Ирина, фантастика видимо в том,что главный герой в 25 лет и ловелас, и в постеле супермен, и крутой бизнесмен с... >>>>>

Жизнь в подарок

1. Однажды приедет принц 2. Жизнь в подарок >>>>>




Loading...
  2  

— Напрасно стесняетесь. Вчера, когда я укладывал вас в постель, я смог рассмотреть в подробностях вашу восхитительную фигурку. Зачем скрывать то, чем можно гордиться?

— Не ваше дело! — отрезала Сонда. — Поторопитесь! Вы ведь не хотите, чтобы я вызвала полицию?

Незнакомец расхохотался, сел и пристально посмотрел на Сонду. От взгляда его темных, почти черных глаз, в которых плясали лукавые огоньки, Сонде захотелось натянуть одеяло на голову.

— И что вы скажете полиции? Что напились вчера в баре до невменяемого состояния? Так, что не смогли подняться из-за столика? Мне, между прочим, не очень-то легко было тащить ваше бессильное тело до такси и стоять с вами на плечах в ожидании машины… К тому же вы сами просили меня остаться.

— Вы лжете! — возмутилась Сонда. — Я не могла вас просить! Просто вы воспользовались моим пьяным и беспомощным состоянием, а теперь строите из себя героя-спасителя!

Лицо мужчины изобразило искреннее недоумение. Бровь над правым глазом вновь взметнулась вверх, лукавые искорки в глазах потухли.

— Вас послушать — я настоящий злодей-искуситель. Мефистофель прямо-таки! Вы прикидываетесь или действительно не помните, что было вчера? Начнем с того, что это вы подцепили меня в баре, а не я вас. Потащили за свой столик, приглашали меня танцевать… Подруга, между прочим, пыталась вас урезонить, но вы ее и слушать не хотели. Потом она уговаривала вас поехать с ней, но вы так хотели остаться со мной… Что мне было делать?! Не пинками же выставлять вас из бара? Вот и пришлось мне ловить машину… Потом вы попросили меня остаться, раздеть вас. Целоваться, между прочим, лезли… Я, в конце концов, тоже не железный… Но можете не переживать — я проявил должную выдержку. Между нами ничего не было. Правда, пришлось вас раздеть, иначе вы бы от меня не отстали.

— Вы… вы… — Сонде страшно хотелось выругаться. Сознание того, что она могла вести себя так, ударило по голове тяжеленной дубиной. Конечно, всем неприятно признаваться в совершенных безобразиях… Но Сонде хотелось этого меньше, чем кому-либо другому. Такой уж был у нее характер. — Это неправда!

— Спросите у своей подруги, если память вам изменяет. Думаю, она в подробностях перескажет вам события вчерашнего вечера. — Незнакомец спокойно пожал плечами, словно речь шла не об ужасном поведении Сонды, а о какой-то совершенно обычной ситуации.

— Сомневаюсь, что она расскажет мне о том, что я тащила вас в постель! — не унималась Сонда.

— Ну… этого она, разумеется, не видела… Зато все, что происходило в баре…

Сонду все больше раздражало его спокойствие. Она с удивлением почувствовала, что хочет разозлить, унизить, растоптать этого человека. Разрушить стену этого спокойствия, чтобы кирпичика на кирпичике не осталось. Но, к сожалению, до встречи с Хэтти крыть было нечем. Не звонить же подруге прямо сейчас, чтобы выяснить, врет этот человек или говорит правду!

— Мне наплевать на то, что происходило вчера. Сейчас вы соберете вещи и уйдете из моего дома! — Несмотря на нелепость ситуации, Сонда все же пыталась показать, что именно она хозяйка положения. Дом-то, в конце концов, принадлежит ей.

Но незнакомец не торопился уходить. Он продолжал сидеть на ее кровати и делал вид, что не понимает, чего, собственно, от него хотят.

— Мне казалось, — задумчиво произнес он, — что приличная хозяйка никогда не выгонит гостя. Сейчас утро, и я не отказался бы от какого-нибудь легкого завтрака. Например, яичницы с беконом и парочки сандвичей. И кофе бы не помешал — взбодриться после вчерашнего.

Сонде показалось, что ее нервы бурлят, как кипяток в чайнике. Она давно уже так из себя не выходила. Подумать только, этот тип требует еще и завтрак!

— Вам принести все это в постель? — с издевкой спросила она.

— Почему бы и нет? — невозмутимо ответил мужчина. — Я помог вам вчера — вы поможете мне сегодня. Это будет справедливо.

Еще секунда — и я вцеплюсь ему в горло, подумала Сонда, но тут же решила образумиться. Нет-нет — это не выход. Ему наверняка приятно то, что она выходит из себя. Он пытается играть с ней. Хочет, чтобы она повела себя как типичная женщина: начала кричать и беситься. А Сонде меньше всего хотелось походить на типичную женщину. Она отплатит ему той же монетой.

— Хорошо, — ледяным голосом произнесла Сонда. — Будет вам завтрак.

— Я знал, что вы образумитесь. — Незнакомец растянул свои огромные губы в улыбке. — Видимо, в вас все же есть некоторое человеколюбие.

  2