ФАНТАСТИКА

ДЕТЕКТИВЫ И БОЕВИКИ

ПРОЗА

ЛЮБОВНЫЕ РОМАНЫ

ПРИКЛЮЧЕНИЯ

ДЕТСКИЕ КНИГИ

ПОЭЗИЯ, ДРАМАТУРГИЯ

НАУКА, ОБРАЗОВАНИЕ

ДОКУМЕНТАЛЬНОЕ

СПРАВОЧНИКИ

ЮМОР

ДОМ, СЕМЬЯ

РЕЛИГИЯ

ДЕЛОВАЯ ЛИТЕРАТУРА

Последние отзывы

Назови меня женой

Это брат главного героя из "Непокорной невесты". Теперь будем читать роман о второй парочке ) >>>>>

Дитя греха

Джулия Джеймс только о богатых греках и пишет, наверно, это ее тип мужчины ) >>>>>




Loading...
  1  

Барбара Картленд

Сердце подскажет

Глава первая

1817 год


— Гарри! Как ты мог? Это же сумасшествие!

— Я понимаю, Араминта. Я, конечно, виноват, но я был довольно пьян.

— И это в такой момент! Когда у нас нет ни одного лишнего пенни!

— Я знаю, — в отчаянии признал сэр Гарри Синклер.

Достопочтенный Гарри Синклер, выступавший в роли кающегося грешника, был красив, хорошо сложен и одет в высшей степени модно. Обтягивающие желтые панталоны, обязательные среди щеголей и денди высшего света, облегали стройные ноги, сюртук сидел без единой морщины, а углы воротника поднимались выше квадратного подбородка. Одного взгляда на эту пленительную картину было достаточно, чтобы растаяло самое жестокое женское сердце.

Однако на лице его сестры Араминты отражалось негодование и презрение, хотя она старалась, чтобы голос ее звучал ровно:

— Сколько же ты… проиграл?

— Шестьсот фунтов!

Араминта даже вскрикнула от изумления. Чтобы успокоиться, девушка встала и подошла к окну. Улица Блумсбери была такой же тихой и спокойной, как раньше, до этого ужасного известия.

— Наверное, я совсем сошел с ума. Теперь я это понимаю, — говорил за ее спиной брат, — но Уэйн выигрывал весь вечер! Ему просто дьявольски везло! По всем законам это не могло долго продолжаться!

Араминта молчала, и Гарри Синклер продолжал:

— Он всегда сидит там с таким надменным видом, а выигрывает так, будто делает одолжение. Он просто выводит меня из себя.

— О ком ты говоришь? — тихо спросила Араминта.

— О маркизе Уэйне. Ты, наверное, о нем не слышала, но здесь он законодатель мод и высший авторитет. Щеголи копируют его галстуки, а денди подражают его светским манерам.

— Тебе он, по-видимому, неприятен?

— Я его ненавижу! Я же тебе сказал, Араминта, что он меня бесит. Уэйн входит в «Уайт-клуб» с таким видом, словно купил его, хотя там полно членов гораздо значительнее!

— И все-таки я не понимаю, как твой проигрыш позволит тебе с ним поквитаться?

— Я знаю, это была дикая, безрассудная идея, — согласился Гарри. — Ведь Уэйн всегда выигрывает! В клубе давно смеются над этим. Но он так посмотрел на меня, когда я садился играть!

— Объясни, что ты имеешь в виду?

— Наверное, это было глупо, но я почувствовал себя деревенщиной, новичком, хотя, конечно, так и есть! — Гарри Синклер перевел дух. — Я просто хотел показать, что тоже чего-то стою, и посмотри, в какое положение я попал!

— Не только ты, — спокойно заметила Араминта.

Брат бросился в кресло и в отчаянии закрыл лицо руками.

— Помоги мне, Араминта. Ты имеешь полное право сердиться, но ради бога, помоги!

Сердце девушки смягчилось. Она никогда ни в чем не могла отказать своему красавцу брату.

Араминта подошла к его креслу и опустилась рядом на колени.

— Все будет хорошо, Гарри, — сказала она мягко, словно успокаивая ребенка. — Вместе мы справимся с этим. Ты знаешь, что мы одна семья и всегда помогаем друг другу.

— Мама… — начал Гарри, отведя руку от лица.

— Я понимаю, — ответила Араминта, — мы ей не скажем, если только нам не придется это сделать.

Она помолчала и спросила:

— Сколько у нас времени, чтобы собрать деньги?

— Две недели, — смущенно ответил Гарри.

— О, нет! — На глаза девушки навернулись слезы. — Это невозможно! Где мы найдем такую сумму за столь короткое время?

Она подняла голову и посмотрела на брата, их глаза встретились.

И брат и сестра прекрасно знали финансовое положение семьи.


Когда их отец, сэр Джилберт Синклер, умер от ран, полученных в сражении при Ватерлоо, они обнаружили, что наследство ненамного превышает сумму его долгов.

Их дедушка, второй баронет, был заядлым игроком. Он пустил по ветру все состояние и практически ничего не оставил старшему сыну, кроме обветшалой усадьбы и нескольких акров земли около Эмптила в Бедфордшире.

К счастью, леди Синклер получала содержание от своего отца.

В свое время он не одобрил выбора дочери и не дал ей приданого.

— Чтобы твой муж не пустил мои деньги на ветер, — сказал он, — ты будешь получать их раз в квартал, и сверх этого я не дам ни единого пенни, даже если ты будешь умирать от голода в сточной канаве!

Небольшие средства леди Синклер позволяли им скромно, но в относительном достатке жить в Бедфордшире.

  1