ФАНТАСТИКА

ДЕТЕКТИВЫ И БОЕВИКИ

ПРОЗА

ЛЮБОВНЫЕ РОМАНЫ

ПРИКЛЮЧЕНИЯ

ДЕТСКИЕ КНИГИ

ПОЭЗИЯ, ДРАМАТУРГИЯ

НАУКА, ОБРАЗОВАНИЕ

ДОКУМЕНТАЛЬНОЕ

СПРАВОЧНИКИ

ЮМОР

ДОМ, СЕМЬЯ

РЕЛИГИЯ

ДЕЛОВАЯ ЛИТЕРАТУРА

Последние отзывы

Жених ее подруги

Читала на одном дыхании >>>>>




Loading...
  1  

Часть первая : Karriellie/Предназначенная судьбой

Эпиграф.

Очень трудно сказать, что нас ждет впереди,

И вот снова ты видишь крутой поворот,

Разум просит тебя – не ходи, подожди,

Вдруг там кто-то ужасный и страшный живет?

Пусть другие проверят, кто скрылся в тени,

Ведь мужчинам привычней собой рисковать,

Уже вечность на битву выходят они,

Чтобы женщин своею спиной прикрывать.

Но упрямо идешь ты навстречу судьбе,

«Ты, конечно, пульсары и меч приготовь,

Только не торопись», - шепчет сердце тебе.

«Вместо смерти там может скрываться любовь».

И сомнений здесь нет – лишь коснешься его –

Рассыпаются искры по вашим телам.

Тебя тянет к нему, как на свет мотыльков,

Чтобы слить разделенное напополам.

Ведь достаточно просто в глаза посмотреть,

И, прижавшись к мужскому плечу головой,

От нежданного счастья вздохнув, замереть,

Согласившись – ты послан мне нашей судьбой.

И опять впереди ждет крутой поворот,

Но никто не кричит: «Осторожно, постой!»

Обнимая за плечи, с тобою идет

Твой мужчина, что был предназначен судьбой.

Пролог.

- Элька, гхыр тебя раздери, ты что, уснула там? Быстро собери грязную посуду со столов!

Я поспешно подхватилась и заторопилась в общий зал. Сегодня хозяйка была не в духе, и дополнительно злить ее не следовало – можно было и оплеуху схлопотать. Обычно она была доброй и понимающей женщиной, но вчера ее муж и по совместительству хозяин трактира пошел на ярмарку и вернулся уже около полуночи, вдрызг пьяный и без единой монетки, зато с синяком под глазом. На все вопросы законной супруги он только бессвязно лепетал о «бесах проклятых», которые водили «честного трактирщика» по заброшенным закоулкам и украли у него все деньги. «Бесы», скорее всего, существовали в реальности, но были не нечистой силой, а людьми из плоти и крови, пившими вчера с хозяином в корчме на ярмарке. Так что хозяйка, носившаяся по трактиру, сегодня была как никогда похожа на злую ведьму, только метлы не хватало.

Я составила на поднос горы грязных мисок и, привычно огибая углы столов, двинулась на кухню. Посетители ко мне не цеплялись – кому нужна десятилетняя девчонка? Вот лет так через пять мне придется очень стараться, чтобы успешно уворачиваться от жадных рук и сальных взглядов. А, может, и не придется. От отца мне в наследство остались лишь миндалевидные ярко-зеленые глаза, нежный овал лица и тонкие пальцы. И еще имя – Элиара. Мать нарекла меня так в память о красивом эльфе, который заночевал в трактире, провел с ней ночь и уехал, не обещая вернуться. Больше она его не видела, а через девять месяцев на свет появилась я. Элиарой меня, конечно, никто не звал – рыжеволосой крепенькой девчушке больше подходило имя Элька.

Гхыр ёпп курат! Прямо на меня из-за стола вывалился недоперепивший клиент. И шетт бы с ним, не он первый, не он последний, но я пошатнулась и выронила из рук поднос.

Время замедлилось… Я видела, как переворачиваются и неторопливо опускаются на пол глиняные миски, готовые разбиться на куски… Мои руки инстинктивно вытянулись вперед, подхватывая поднос. Я представила, что держу в них большую, мягкую подушку, на которую сейчас и опустится вся эта посуда.

С громким стуком тарелки опустились на поднос. Все заняло не больше секунды, надеюсь, вряд ли кто-то заметил мои действия. Я старалась скрывать от хозяев свой колдовской дар. Они и так неодобрительно отзывались о моей эльфийской крови, и, если бы узнали, что мне от отца досталось еще и это странное умение… Мать, и, насколько я знала, вся ее родня, не имела ни малейших способностей к магии, так что от нее мне это передаться не могло.

Пошатываясь на ослабевших ногах и недовольно поморщившись от упавшей мне на нос капельки пота, я обошла рухнувшего на пол клиента, торопясь отнести посуду на кухню, и заметила краем глаза, как из-за стола в углу зала встал человек в темном плаще и подошел к хозяйке. Выгружая миски в кадку с водой, я прислушивалась к их разговору.

- Сирота… полгода назад… от горячки, за три дня… отец неизвестен… осталась здесь, не выгонять же…

На глаза привычно навернулись слезы, я не менее привычно отогнала их. Мамы не было уже полгода, я привыкла полагаться только на себя. Хозяева трактира, где она работала и жила, пожалели и не выгнали меня, хотя имели полное право. Я стала, как могла, работать у них за еду, кров и одежду. Много ли может десятилетний ребенок? Конечно, нет. Но отнести посуду на кухню, накормить скотину, убраться – на это я вполне была способна. Иногда посетители, пожалев сиротку, давали мне монетку, и я тщательно хранила свое невеликое богатство, не собираясь всю жизнь провести здесь, в полутемном зале среди пивных кружек и грязной посуды.

  1